22:56 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Фандом: Once Upon a Time
Название: Искусство войны
Автор: profileJourney-Long
Персонажи: Румпельштильцхен/Белль, Белфайр
Жанр: юморной романтический прерумбелль
Рейтинг: общий
Размер: мини
Содержание: Написано по мотивам заявки 1.12 мини-феста в сообществе Beauty And The Beast. Война с ограми, Белль - воинственная принцесса, командующая армией своего королевства. Пятнадцатилетний Белфайр мечтает о военной карьере и решает пойти в армию добровольцем. Румпельштильцхен не желает его отпускать и записывается вместе с ним - кашеваром.
Предупреждение: АУ, ООС
Статус: закончен

Кто в армии служил, тот в цирке больше не смеется.


Ее разбудили голоса. Странные голоса, непривычные. Было в них что-то несоответствующее сложившемуся порядку вещей. Да и кому вообще пришло в голову трепать языками, когда еще даже не прозвучал горн к побудке?
Война шла уже месяц, и Белль научилась не замечать утренний шум лагеря, крепкие словечки, то и дело проскальзывающие в речи солдат, и нестройное хоровое пение у костров по вечерам. Если уж берешься воевать, не жалуйся на тяготы походной жизни. Белль и не жаловалась, но просыпаться раньше времени не любила. Ей и без того некогда было отдыхать, только не сейчас, когда на карту поставлена судьба ее страны. Король Морис справедливо слыл мудрым правителем и поганым военачальником. Именно потому она и оказалась там, где оказалась. В конце концов, книги, логические задачи и политические интриги всегда увлекали ее больше, чем красивые платья, рукоделие и мечты о благородном принце.
- Ребенок, ты спятил?! А ну домой! Немедленно! - прошипел кто-то прямо у стенки ее шатра.
- Отец, ты ничего не понимаешь! Я должен быть верен своей стране! – патетично ответил ему юношеский голос. Принцесса поморщилась. Он бы еще на ухо ей это крикнул, ей-богу.
- Это не твоя страна.
- Неважно, зато я слышал, что у принцессы Белль большие... э... глаза.
Судя по звуку, юнцу дали затрещину. Белль злорадно усмехнулась. Знает она, что от солдат можно услышать про ее глаза. И другие части тела тоже.
- И слышать ничего не хочу! Я не для того тебя воспитывал, чтобы ты погиб в какой-то дурацкой войне, во имя тщеславия и жадности очередного короля.
Белль так и подскочила на месте. Что там мальчишка ответил своему отцу она уже не расслышала. Девушка бросилась одеваться, чувствуя, как кровь гулко стучил в голове. Да как он посмел! Во имя тщеславия и жадности?! Да ее армия защищает их всех! Всех этих жалких трусов, только и способных критиковать короля. Ее люди жертвуют своими жизнями, она и сама-то не может быть увереной, что снова когда-нибудь увидит отца. И вдруг услышать поутру такое! Сказанное прямо у ее шатра! О нет, так дело не пойдет. Раз уж ее все равно разбудили, она преподаст мерзавцам урок.
- Что здесь происходит? - рявкнула Ее высочество, выходя из шатра. Она знала, как сейчас выглядит. Всклокоченная, сонная, в плаще прямо поверх ночной рубашки – не самый представительный вид. Но это было и неважно. Военачальником ее сделали отнюдь не за внешний вид, да и грозный рявк она в ходе общения с солдатами натренировала основательно. Однако к тому, что творилось на улице, она подготовлена не была.
- Что здесь происходит? – повторила она уже спокойнее, внимательно оглядывая обладателей разбудивших ее голосов. Раньше она их никогда не видела. Юноша, милый такой мальчик лет пятнадцати, особого удивления не вызывал – вечно их в этом возрасте на сомнительные подвиги тянет. А вот его отец...
- Что-что, семейный скандал, - мрачно ответил ей... Темный? Ну да, иначе и быть не может. Она не раз встречала в книгах упоминания о нем. В одной даже была иллюстрация – не слишком похожая, но суть отражавшая. Кожа, словно усыпанная золотом, черные когти. Общая паскудность характера, судя по всему, тоже наличествовала. Между тем, волшебник продолжал: - Идите-ка вы спать, дорогуша. Извините, если разбудили.
- Что вы себе позволяете?! – возмутилась Белль. – Вы вторглись в военный лагерь, оскорбили Его Величество и говорите со мной в совершенно неподобающем тоне! Даже одного пункта из этого перечня достаточно, чтобы отдать приказ о вашем аресте!
- Папа, - тихо выдохнул мальчишка, - по-моему, это и есть принцесса Белль.
- Та самая, у которой большие... э... глаза? – уточнил Темный, разглядывая девушку с откровенным интересом.
Принцесса невольно залилась краской и поплотнее запахнула плащ.
- Считаю до трех. Если вы немедленно не объяснитесь...
- Ваше высочество! – умоляюще начал юнец, и его отец страдальчески поморщился. – Позвольте мне вступить в вашу армию! Слава о ваших блестящих способностях в стратегии и тактике идет далеко за пределы вашего королевства. Для меня стало бы честью служить под вашей командой!
- Не слушайте его! – резко отозвался Темный. – Он прочел гору героических романов и возомнил, что хочет сделать военную карьеру. Белфайр, прекрати этот балаган и пошли домой.
- Что значит «возомнил»! – оскорбился мальчишка. – Это моя жизнь, ты не можешь за меня решать!
- А вот и могу! Никакой военной карьеры, пока я жив!
- Ты бессмертен!
- Вот и изволь слушаться!
- А иначе что, лишишь меня конфет?
Белль закрыла глаза в надежде, что, когда она их откроет, окажется, что странная парочка ей просто приснилась. Но нет, отец и сын все так же препирались посреди лагеря, а она понятия не имела, как их унять. В конце концов, она принцесса. Политик и военачальник, стратег и тактик. Решение чужих семейных неурядиц в ее прерогативу не входит. Особенно если учесть, что один из пришельцев – могущественный темный маг.
Раздался протяжный звук горна. Вот она, утренняя побудка. Пора что-то решать.
- Вот что, любезные господа, - решительно оборвала она перепалку. – Вы, быть может, решили, что мне тут нечем заняться, кроме как выслушивать вашу околесицу? Спешу разочаровать, мое королевство вообще-то чуть не уничтожили огры. Так что даю вам на выбор три варианта: убраться отсюда подобру-поздорову, записаться в армию или же продолжить испытывать мое терпение и оказаться за решеткой. Что предпочтете?
- Я записываюсь в армию! – без раздумий заявил Белфайр. – Будьте уверены, миледи, моя верность вам не будет знать границ.
- Что ж, ваша храбрость делает вам честь, рядовой Белфайр, - со смешком ответила принцесса, весело отмечая, каким восторгом осветились его глаза, когда он понял, что командирша запомнила его имя. – Найдете генерала Гастона, он оформит все бумаги и решит, в какой полк вас отправить.
- Спасибо!
Мальчишка радостно ускакал вглубь лагеря, искать Гастона. Да, он определенно был забавным. В отличие от своего отца.
- Ну а вас, господин Темный, – обратилась она к магу, – я не задерживаю. Уверена, у вас полно своих дел.
- И на чем же строится эта уверенность, дорогуша?
Белль тяжело вздохнула. Пинками ей что-ли выпроваживать этого заботливого папашу? Впрочем, чисто с человеческой точки зрения она могла его понять. Но кто бы мог подумать, что у злобных чудовищ из сказок бывают непослушные дети?
- Господин Темный, вы слышали своего сына. Спасение королевства – моя первостепенная забота, и я не в том положении, чтобы отказываться от помощи. И раз уж Белфайр принял решение сражаться – кто я такая, чтобы препятствовать?
- Принцесса и бессовестная эгоистка, - лицо Темного приобрело жесткое выражение. - Я мог бы решить свою проблему в мгновение ока. Я мог бы предложить вам сделку, и вы бы на нее согласились.
- Ни за что, я знаю, кто вы такой и как опасно с вами иметь дело.
- О, бросьте, дорогуша, вы бы согласились. Все соглашаются, что бы они обо мне не знали. Соблазн слишком велик. Но иметь с вами дел я все же не намерен.
- Это почему же? – на мгновение Белль даже почувствовала себя обиженной. Может, стоило все-таки перед знакомством причесаться?
Но волшебник ничего не ответил, лишь хитро усмехнулся. В глазах его заплясами веселые искры.
-Пусть ребенок поиграет. И я вместе с ним. Говорите, в армию записывает генерал Гастон?
- Да, но... погодите. Уж не хотите ли вы сказать, что тоже собираетесь...
Темный расхохотался и двинулся вслед за давно скрывшимся из виду сыном.
- Еще увидимся. А глаза у вас и в самом деле красивые.

***
- Огры сильны, свирепы и менее чувствительны к боли, чем мы. Потому мы должны занять самую выгодную позицию. Долина у Зеленого холма нам вполне подойдет. Разобьем лагерь у подножия, а к началу битвы выведем армию на возвышение, - Белль отметила место следующей стоянки булавкой с красным наконечником. - Огры подойдут с противоположной стороны, и наше появление станет для них неожиданностью.
Собравшиеся вокруг принцессы военачальники скорбно взирали на истыканную булавками карту. Расположение армий, пути их передвижения, их предполагаемые позиции – на ней было отражено все, и ситуация не могла не расстраивать.
- Полдня пути. Уже завтра все будет кончено, - мрачно заключил один из генералов.
- Слишком мало времени, - добавил другой. – Не считая полсотни наемников, которые бессовестно разбегутся, если натиск огров окажется слишком силен, наша армия состоит сплошь из крестьян, даже не знающих, с какой стороны подойти к мечу. Нам нужно получше их обучить.
- Тогда скажите ограм, чтобы повременили с войной, - саркастически ответила принцесса. Она и сама знала, что обстоятельства отнюдь не на их стороне. Некоторое время они успешно отражали атаки противника, но последняя битва унесла жизни слишком многих. Остались лишь ненадежные наемники да юные неумехи. Мальчишки вроде Белфайра, обреченные на смерть. Белль не хотелось отправлять их на битву, но выбора у нее не было. Армия огров подошла слишком близко: либо они дадут бой, либо отступят в совершенно не готовую к осаде столицу. Второй вариант, разумеется, приемлемым считаться не мог.
- Выступаем сразу после обеда, - бесстрастно заключила Ее высочество. - У вас есть еще пара часов – проведите их с пользой. Пусть командиры хоть немного поработают с неопытными солдатами. Потом сворачиваем лагерь. Свободны.
Военачальники разошлись отдавать приказы, остался только Гастон.
- Ты приняла правильное решение. У нас в любом случае нет выбора. Возможно, судьба окажется на нашей стороне.
- Спасибо, Гастон, - безрадостно ответила принцесса. Его слова не слишком утешали, но он делал что мог. Как и она. Странно, насколько за последний месяц изменились их отношения. До начала войны они были помолвлены и разговаривали в основном о цветах и погоде. Теперь их разговоры все больше сводились к делам армии и способам шинкования огров в капусту при помощи двуручного меча. Вряд ли они еще хоть когда-нибудь будут строить матримониальные планы.
«Завтра на моих глазах умрут сотни людей. Умрут по моему приказу. Но что, если все окажется напрасно?» - хотелось сказать Белль, но она промолчала. Гастон был не тем, кто смог бы ее успокоить.
Вместо этого она сказала другое:
- Сегодня я отправила к тебе одного мальчика, Белфайра. Я решила сделать его своим адъютантом.
- Белфайра? – нахмурил лоб Гастон, но уже в следующую секунду лицо его приобрело понимающее выражение. – А, этого восторженного юнца! Да, помню его. Но он же сущий ребенок, и пороху-то ни разу не нюхал. Тебе от него не будет толку.
- Вот именно. Пусть лучше разбирает мои письма, чем захлебывается кровью на поле боя.
Белль и сама не знала, почему решила поучаствовать в судьбе глупого мальчишки. В голове почему-то засела фраза Темного о том, что она бессовестная эгоистка. Она не эгоистка и совсем не бессовестная. Глупо поддаваться на провокацию, но, тем не менее, ей до ужаса хотелось доказать, что волшебник был не прав.
- Как пожелаешь, - пожал плечами Гастон. Вот уж кого совершенно не мучила совесть. – Но говорю тебе, этот Белфайр сведет тебя с ума. Послать за ним?
- Да, Гастон, будь любезен.

***
Белфайр влетел в ее шатер на крыльях счастья.
- Ваше высочество! Ваше высочество! А можно мне боевой топор?
Белль страдальчески поморщилась – за последние полчала это была уже третья дикая просьба со стороны ее новоявленного адъютанта. До топора он уже успел помечтать о позолоченном шлеме и трофейной огровой дубинке с шипами. Похоже, Гастон насчет него оказался прав.
- Ты доставил записку, с которой я тебя отправляла? По поводу нехватки щитов в отряде анволийских ратников.
- Доставил. Адресат сказал, что читать не умеет, но то, что на половине их щитов кто-то спьяну понаписал похабщины – ясно как божий день.
- Очаровательно, - фыркнула принцесса. – В таком случае, пусть найдут виновников и им же испорченные щиты и выдадут. Так и передай.
- Как прикажете, Ваше высочество!
Белфайр снова скрылся за пределами шатра, а Белль погрузилась в чтение депеш.

***
- Ваше высочество! Ваше высочество! А где мне достать белогривого боевого коня как у генерала Гастона?
- Попроси у отца, пусть наколдует, - устало откликнулась принцесса. – Где он, кстати? Мне казалось, он твердо настроен забрать тебя домой.
- Насчет этого не волнуйтесь, - ухмыльнулся Белфайр. – Он тут неподалеку, кашеварит на кухне. Обед будет – пальчики оближете.
Белль заметно вздрогнула и поспешила озадачить адъютанта новым заданием.

***
- Ваше высочество! Ваше высочество! Там рыцари Его величества устроили тренировочный турнир. Солдаты делают ставки, а папа их принимает. Хотите, и за вас поставлю?
- Что? Какого черта?! Сообщи Гастону, пусть прекратит это безобразие.
- Так он сам же этот турнир и придумал. Говорит, это поможет неопытным солдатам понять, что такое благородная схватка героев.
- Передай ему, что он идиот. А с господином Тёмным у меня будет отдельный разговор.

***
- Ваше высочество! Ваше высочество! Выпейте кофе. Вы же не завтракали сегодня.
- Спасибо, Белфайр. Это очень кстати.
- А боевой топор мне все-таки можно? Я как раз видел такой в одном из павильонов с оружием.
- Можно, но только осторожно.

***
Темный зашел в шатер Ее высочества с таким спокойным и невозмутимым видом, словно его присутствие здесь – самое естественное, чего только можно ждать.
- Как вы вовремя, - Белль подняла на него глаза от бумаг. – Мне как раз нужно было с вами поговорить.
- Мне с вами тоже, - ответил волшебник, без спроса усаживаясь на стул. – Представляете, принцесса, выхожу я сегодня из кухонного павильона – эстрагона к обеду нарвать – и вижу, как по лагерю расхаживает мой сын с боевым топором. На вопрос, откуда у него эта опасная штука, Белфайр заявил, что «принцесса Белль ему разрешила». Закономерный довод о том, что «принцесса Белль» его родительницей не является, он благополучно проигнорировал.
Белль бросила свои документы и воззрилась на мага с праведным негодованием. Она, конечно, подозревала, что существа вроде него не придают значения титулам и званиям, но это уже переходило всякие границы.
- Господин Темный!
- Меня зовут Румпельштильцхен.
«Жуткое имя», - подумала принцесса, но сбить себя с толку не позволила.
- Господин Румпельштильцхен! У нас здесь вообще-то армия! Здесь у каждого есть оружие. Не понимаю, какие по этому поводу могут быть претензии. Тем паче, что ваш сын – мой адъютант и обязан считать мои приказы делом первостепенной важности.
- О, я вам все объясню, - глаза мага нехорошо блеснули. – Видите ли, я знаю, что такое армия. Знаю, пожалуй, даже слишком хорошо. И знаю, сколь малое значение для военачальников вроде вас имеют жизни солдат. Храбрых мальчишек, неспособных разглядеть за вашими громкими речами истинную суть. Вы прикрываетесь словами о храбрости и доблести, но на деле вы просто убийцы. Убийцы детей.
Белль почувствовала себя так, словно на нее вылили ушат ледяной воды. Никогда, никогда еще ей не говорили подобных вещей. Она была героиней. Храброй принцессой, спасающей свою страну – воюющей за доброе дело. Дома, в столице, о ее доблести слагались песни, и это грело ей душу, когда она пыталась заснуть холодными ночами после битвы или очередного нелегкого перехода. Ей не нравилась война, совершенно не нравилась. Ей просто приходилось в ней жить.
- Как вы посмели. Как вы посмели сказать мне такое... – пораженно прошептала она. – Неужели вы и в самом деле такого обо мне мнения?
- Я сказал вам то, чего вы заслуживаете, Ваше высочество, - жестко отозвался Румпельштильцхен. – А теперь прошу меня простить – дела на кухне. Должен же кто-то кормить ваших детей-смертников.
Волшебник покинул шатер, а Белль все так же сидела недвижимая и расстроенная. Ей не следовала позволять ему так с ней говорить. Ей следовало отчитать его за безобразное поведение: неуважение к вышестоящему по званию, букмекерство, бесцеремонность. Но в душе она понимала, что это было бы глупо. Встречи с волшебниками должны чему-то учить. Быть может, так оно и происходит, просто она еще не разобралась, какой урок ей следует извлечь.

***
Перед тем, как выйти из шатра, Белль внимательно оглядела свое лицо в маленьком зеркальце. Сонливости ни в одном глазу, ночную сорочку она давно сменила на походный костюм, волосы заплела в аккуратную косу. Что ж, для армии более чем достойно.
У входа в шатер ее ждал крепкий боевой конь. Добраться до кухни можно было и пешком, не так уж далеко он находился, но принцессе вдруг очень захотелось выглядеть гордо и благородно.
Возле искомого павильона девушка спешилась и вошла внутрь.
- По-моему, мы с вами неудачно начали, - сказала она, подойдя к Румпельштильцхену.
Волшебник стоял у большого котла и задумчиво помешивал содержимое длинной ложкой. На приход Ее высочества он никак не отреагировал. Пахло мясом и грибами – как странно, прежние кашевары все больше потчевали солдат прогорклой гречкой.
- Это Гастон вас сюда отправил?
- Да, - ухмыльнулся Темный. – После того, как я сказал ему, что у меня близорукость и плоскостопие.
- И он поверил?!
- Поверил. И вдобавок спросил, нет ли у меня золотухи.
Белль только покачала головой.
- Есть на свете хоть что-нибудь, к чему вы относитесь серьезно?
- Разве это не очевидно? – фыркнул маг. – Я очень серьезно отношусь к сделкам. И, как вы имели возможность убедиться, к судьбе своего сына. Передайте соль.
Девушка послушно протянула собеседнику коробку соли.
- Господин Темный. Румпельштильцхен. Вы неправы насчет меня. Я не хочу, чтобы кто-то умирал во имя моих интересов. Но если завтра мы не выступим, прольется еще больше крови. Огры будут уничтожать города и деревни, убивать женщин и детей, и никто не сможет с ними совладать.
- Завтра, - повторил Темный. – Вы же понимаете, что это чистой воды самоубийство? Даже мне очевидно, что ваша армия ни на что не способна, хотя я провел здесь всего полдня.
- Мое королевство всегда было мирным, - пожала плечами Белль. – Когда угроза со стороны огров только появилась, у нас было время собрать армию и обучить солдат. Но многие из них погибли в последней битве. Завтра мы встретимся с ограми вновь и времени на подготовку у нас нет. Все, что я могу сделать для своей армии – это обеспечить элемент неожиданности.
Румпельштильцхен молча убавил огонь под котлом. Лицо его приобрело бесстрастное выражение.
- Что ж, вы действительно делаете, что можете. Возможно, мне стоит вам помочь? Попробуйте мясо.
Темный поднес ложку к ее рту, и принцесса, удивленно моргнув, исполнила его просьбу. Волшебники странные, она всегда это подозревала. Странные, загадочные и жутко интересные.
- Пересолили, - честно сказала она и уже хотела было спросить, каким образом он собирается ей помочь, но Румпельштильцхен упреждающе поднял палец вверх.
- Идите отсюда, принцесса Белль. Мне надо кое-что обдумать.

***
После роскошного румпельштильцхеновского обеда (солдаты так изголодались по мясу, что даже не обратили внимания на легкую пересоленость), армия двинулась в путь. Неуклюжие обозы медленно тянулись по дороге, отцовские рыцари ехали в авангарде, радостно обсуждая результаты своего тренировочного турнира. Что ж, хоть кому-то весело. Белль натянула поводья, чтобы отстать от них – конь замедлил ход. Выслушивать в энный раз похвальбу Гастона своими победами не было уже никаких сил. Пусть лучше ему внимает Белфайр – он юн и неопытен, его эти россказни увлекают.
Когда ее нагнал Румпельштильцхен, у принцессы стало теплее на душе. Хоть она и знала, что Темного следует опасаться, поделать с собой ничего не могла – его присутствие успокаивало и вселяло неестественную уверенность в том, что все обойдется. Ее не оставляла безотчетная надежда на то, что присутствие мага как-то всех спасет.
- Где вы взяли коня? Разве кашевару не положено ехать в одном из обозов?
- Профессиональная тайна, - хмыкнул Темный, поравнявшись с ней.
Белль усмехнулась. На свирепого вида черной зверюге да в черном же костюме из драконьей кожи ее новый армейский кашевар выглядел повнушительнее любого из рыцарей. Что тут скажешь, у Румпельштильцхена определенно имелся вкус.
Они ехали молча какое-то время, пока маг не задал вопрос:
- На что вы готовы ради победы в войне, принцесса?
Белль неопределенно повела плечом.
- Я догадываюсь, к чему вы ведете. Вы же, кажется, не хотели заключать со мной никаких сделок?
- Сын мне не простит, - спокойно согласился Темный. – В наших отношениях были, хм, непростые периоды. Если его глупая мечта о военной карьере делает его счастливым, я не стану ее разрушать.
- А его мать? – осторожно поинтересовалась принцесса. - Что обо всем этом думает она?
Представить Румпельштильцхена примерным семьянином, целующим жену в щеку, отправляясь работать, и помогающим сыну с учебой, было сложно, но как-то же он обзавелся ребенком. Вероятно, мать у Белфайра тоже имелась. И почему-то эта мысль Белль совершенно не понравилась.
- Что думает его мать? – фыркнул маг. – Она не думает. Много лет назад она сбежала с пиратом и теперь плавает под черным флагом, распевая за чаркой рома «Двенадцать человек на сундук мертвеца».
Ее высочеству следовало бы ужаснуться, но, вот странно, такой поворот ее очень даже обрадовал. В другой ситуации она бы даже рассмеялась.
- Вы хороший отец, - искренне улыбнулась собеседнику девушка. – Послушайте, если завтра станет слишком опасно, если вы увидите, что мы проигрываем – заберите Белфайра. Перенеситесь вместе с ним за много миль отсюда или превратитесь в птиц и улетите за облака. Я не станут обвинять вас в дезертирстве. Не стоит мальчику умирать просто из-за того, что у меня, как вы выразились, красивые глаза.
Волшебник смерил ее заинтересованным взглядом и… наглым образом расхохотался.
- Смешная вы, принцесса Белль, - снисходительно заявил Румпельштильцхен, отсмеявшись. С губ его все не сползала ухмылка. – Ну разумеется я не позволю своему сыну погибнуть. Ни один огр не подойдет к нему ближе, чем на метр, уж я об этом позабочусь. Подумайте лучше о другом: кто позаботится о вас?
С этими словами Темный пришпорил коня и быстро нагнал рыцарей – Белль вновь осталась одна.

***
Ближе к вечеру с Белль поравнялся Белфайр. Мальчишка выглядел счастливым и беззаботным – похоже, этот день стал для него отличным приключением.
- Как тебе турнирные байки Гастона? – поинтересовалась девушка, вглядываясь в горизонт. Вдали маячил Зеленый холм – они почти достигли места будущего сражения.
- Заливает как всамделишный менестрель, - рассмеялся было юноша, но тут же вспомнил, с кем разговаривает, и усмешка сползла с его лица. – То есть, я хотел сказать, что у генерала Гастона хорошая фантазия. Ваше высочество.
Белль согласно хмыкнула.
- Действительно. С каждым новым рассказом его истории обычно приобретают все новые драматичные подробности. И можешь называть меня Белль. Не такая уж я важная персона, как может показаться. К тому же, завтра это все равно перестанет иметь значение.
- Вы о завтрашней битве? Отец мне говорил, - серьезно кивнул Белфайр. – Сказал, что если я не одумаюсь, то умру молодым в вашей компании. На что я ответил, что меня все устраивает, ведь тогда обо мне тоже сложат героическую балладу.
- А тебя все устраивает?
Мальчишка задумчиво нахмурился, лоб его прочертила забавная складка.
- Вообще-то не очень. Умереть молодым – это, конечно, красиво, но сначала мне бы хотелось вырастить домашнего дракона и женить папу на доброй принцессе вроде вас. А то с тех пор, как он занялся темной магией, в доме никакого порядка.
Белль удивленно выгнула бровь и рассмеялась. Образ мыслей Белфайру определенно достался от отца.
Юноша же вдруг затих и посерьезнел.
- Ваше высочество. Белль... – произнес он нерешительно. – А вам вообще все это нравится? Ну, война, боевые кони, мечи, рыцарские знамена.
Принцесса вздрогнула, веселье слетело с нее в мгновение ока.
- Жаль спускать тебя с небес на землю, Бэй, - жестко сказала она, - но война – это не доблесть и не подвиги. Война – это грязь, страх и жестокость. И мне бы очень хотелось никогда ничего из этого не видеть.
Сын Темного медленно кивнул.
- Это отец мне тоже говорил.
- Так может стоит наконец к нему прислушаться?
- Я всегда к нему прислушиваюсь, - с достоинством ответил Белфайр, - но это не мешает мне поступать по-своему.

***
Белль проснулась с рассветом, задолго до утренней побудки. Солнце только-только начало подниматься из-за горизонта, в лагере стояла тишина. Гнетущая тишина. Белль подумалось, что, должно быть, никто сейчас не спит. Должно быть, все лежат в оцепенении, заворожено глядя на то, как бледнеют ночные тени. Невозможно спать, когда так явственно ощущаешь приближение рока.
Принцесса вышла из шатра и посмотрела на Зеленый холм. Сегодня ей предстоит подняться на него и увидеть, как разверзнется ад. Но это будет позже, когда день окончательно войдет в свои права. А пока у нее есть немного времени на то, чтобы прочувствовать жизнь такой, какой к вечеру она уже не будет. Если ей вообще удастся ее сохранить.
Прикрепив к поясу ножны с длинным кинжалом – на случай непредвиденной встречи с огром – Белль отправилась в сторону от лагеря, к лесному ручью, в водах которого, по поверью, отражалось будущее. Похоже, то была лишь глупая выдумка. Накануне Белфайр притащил ей целый кувшин этой воды, и ничего она в ней не увидела.
- Вам тоже не спится, принцесса? – окликнул ее из-за деревьев знакомый голос, и, выйдя к ручью, девушка обнаружила на берегу Темного. Волшебник сидел на камне и задумчиво смотрел в воду. – Оно и правильно. Судьба витает в воздухе, чувствуете?
Белль чувствовала, только вот определить, каков характер этой судьбы, у нее никак не получалось.
- И вам доброе утро, Румпельштильцхен. Что вы здесь делаете?
- Жду вас, дорогуша. Хотите увидеть свое будущее? – маг усмехнулся. Похоже, сегодня у него было хорошее настроение.
- Не говорите глупостей, - отмахнулась Белль. – Видела я это будущее – вчера, в кувшине с водой для умывания. У него мое лицо.
- Ну разумеется, - закатил глаза Темный. – Это же ваше будущее. Забавно, героев вроде вас вечно тянет к магии, но понять и прочувствовать ее вы никогда не можете. Интересно, почему?
- Наверное, потому, что в этом ручье нет никакой магии. Если руководствоваться вашей логикой, тянуть меня скорее должно к вам.
- Так может и притянуло? – волшебник изогнул губы в хитрой усмешке и сделал приглашающий жест в сторону соседнего валуна. – Сядьте рядом, принцесса Белль, составьте мне компанию.
Белль присела на камень и выжидательно уставилась на собеседника.
- Вам что-то от меня нужно, - констатировала она.
- Не в меньшей степени, чем вам от меня. Я передумал касательно сделки.
- Ах вот оно что. Белфайр вас не простит.
- Простит, если ему понравится назначенная мною цена. А я уж постараюсь, чтобы понравилась.
- Вы говорите загадками, - покачала головой принцесса. – Что вам нужно? Золото? Земли? Мой... первенец?
- Благодарю покорно, у меня уже есть ребенок, - фыркнул Румпельштильцхен. – Мне нужны вы.
Белль слышала множество историй о несчастных, заключивших сделки с Темным и пострадавших от того, что цена оказалась слишком высока. Не окажется ли и она обречена на вечные страдания, если примет заманчивое предложение и попросит волшебника спасти ее королевство? А даже если и так, будет ли эта жертва разумной?
- Вы нравитесь Белфайру, - пояснил маг, словно прочитав ее мысли. – Только вот он считает, что эта война вас убьет, и он прав. Мне же, между тем, нужна домоправительница. После заключения сделки я заберу вас в Темный замок, и вы уже никогда его не покинете. Я, со своей стороны, гарантирую вашему королевству победу в войне.
Солнце почти встало, со стороны лагеря послышался утренний горн. Итак, она может отправить на смерть сотни мальчишек вроде Белфайра и благородно сложить голову сама – чем не финальный аккорд для грядущих песен? Или же... или же она обеспечит своему королевству безоблачное существование, не пролив ни единой капли крови, и навеки сгинет в замке колдуна, о котором ходят слухи один страшнее другого. Только вот у колдуна этого как будто теплые глаза и добрый сын, и как знать, может героям и в самом деле суждено тянуться к магии?
- Если я соглашусь на сделку, - осторожно произнесла принцесса, - значит ли это, что моя судьба навеки останется в ваших руках?
- Значит, - ухмыльнулся Румпельштильцхен. – Но не забывайте, что у вашего будущего ваше же лицо.
- Что ж, прекрасно, - решительно заключила Белль. Она политик и военачальник, она обязана поступить в интересах королевства. – Я вверяю вам свою жизнь, а вы мне – свой дом. Думаю, мы поладим.
- Уверен в этом, - довольно ответил Темный, доставая из воздуха договор.

***
- Ну что?! – Белфайр выскочил из-за пышного куста тотчас же, как Белль скрылась на тропинке, ведущей в лагерь. – Уже все? Она согласилась? Ты спас королевство? Сделка завершена?
- Да, Бэй, - строго произнес Румпельштильцхен, - я сделал все, как ты просил. И как только принцесса раздаст своим генералам последние распоряжения, ты без всяких возражений отправляешься с нами в Темный замок. И чтоб я больше не слышал от тебя ни слова про военную карьеру.
- Да-да, отец, я же обещал, - проникновенно сказал юноша и тут же затараторил: - А в какой комнате мы ее поселим? Думаю, Белль бы понравилось у тебя в Западном крыле. И надо обязательно показать ей библиотеку, она любит книги. Ты покажешь ей библиотеку?
Волшебник недовольно нахмурился.
- Показать мою библиотеку? Поселить в моем Западном крыле? Поумерьте-ка свой пыл, сэр. Эта девушка не гостья, а домоправительница. Не представляю, с какой стати я должен ее развлекать.
- Ну ладно, - приуныл Белфайр, - я сам ей все покажу. Но ты ее еще полюбишь, вот увидишь.
Темный проворчал себе под нос что-то о самонадеянных подростках и скрылся на тропинке вслед за Белль. Юноша же улыбнулся и благодарно посмотрел на ручей.
Поверье гласит, что умеющий смотреть да узрит в волшебной воде свое будущее. Вероятно, смотреть у Белфайра получалось непревзойденно, потому что, набирая накануне воду в кувшин, он увидел, что однажды поцелуй прекрасной принцессы вновь сделает его отца человеком.

@темы: fanfiction

URL
   

go-getter's diary

главная