18:12 

Время выдачи слонов

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Класс, вместо того, чтобы книгу переводить, я сижу и пишу фанфик :facepalm:

Фандом: ГП
Название: Время выдачи слонов
Автор: Journey-Long (на фандомных сайтах - Serenade)
Персонажи: СС/ГГ (наверное), ГП, Темный лорд и его приспешники
Жанр: юмор, немного драмы, возможен романс
Рейтинг: а хз, пока общий
Размер: миди
Содержание: Война окончена, Гарри Поттер мертв, все плюшки достаются Волдеморту. Но магический мир не был бы магическим, если бы все оказалось так просто. И идеалистке Гермионе Грейнджер, и уставшему от всего и вся профессору Снейпу, и даже Его злейшеству еще предстоит пережить ряд сюрпризов и переосмыслить свой взгляд на жизнь.
Предупреждение: АУ, возможный ООС и любые заскоки моей фантазии
Статус: в процессе


читать

@темы: fanfiction, enterprises of great pith and moment

URL
Комментарии
2013-07-25 в 22:44 

sovus bessonnicus
Батут в кустах - излюбленный сюжетный ход!
бггг:-D
бедный и наивный темный лорд. с такого гарепотера станется еще привидение с моторчиком в хэллуинскую ночь изобразить. особенно если снейп поможет. чую угарный северитус.
ну и мне всегда определенно нравилась фанонная гермиона. тут она кажется очень взрослой.

2013-07-25 в 23:03 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
с такого гарепотера станется еще привидение с моторчиком в хэллуинскую ночь изобразить
Конечно. Именно такого Гарри Поттера мне хотелось бы в каноне, но увы.

чую угарный северитус.
это мой любимый тип фанфикшна в этом фандоме

мне всегда определенно нравилась фанонная гермиона. тут она кажется очень взрослой
ну, фанонная гермиона разной бывает. видала я в снейджере и наивных, но соблазнительных нимфеток, и сексапильных моделей, и закомплексованных книжных червей, и оторв без царя в голове. но мне лично всегда нравилось читать о такой гермионе: взрослой самостоятельной и с чувством юмора. и благородной. по идее же гриффиндорцам должно быть присуще благородство духа, только вот большинство авторов почему-то цепляются за безмозглую храбрость и этим ограничиваются.

URL
2013-07-25 в 23:44 

sovus bessonnicus
Батут в кустах - излюбленный сюжетный ход!
а из гриффов вообще почему-то все склонны делать дураков. и из рона в особенности. не понимаю откуда это берется, да, они не очень умеют четко просчитывать последствия и не думают постоянно только о себе, но блин, это ж не признак тупости. хотя в циничном мире нынче модно считать благородство и все вышеупомянутое просто верхом глупости.

ну и насчет взрослой гермионы. в подавляющем большинстве понравившихся мне фиков она именно такая. остальное, раз не понравилось, не читала особо, так что у меня с фаноном тока взрослая гермиона ассоциируется

2013-07-27 в 01:30 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
2

Когда Тому Риддлу было одиннадцать лет, он, как и всякий первокурсник, не был до конца уверен, на какой факультет его отправит шляпа. Но он точно знал, чего хотел от жизни. А хотел он чего-то такого, чтобы просто ух!, ах! и все в осадке. Если же переводить детские фантазии на нормальный человеческий язык, то искал он именно то, что в Слизерине называют дорогой к величию. Войти в историю, превзойти всех, кто кичится своими знаниями, возможностями и статусом, властвовать по праву сильнейшего. Шляпа призналась, что именно в Слизерине его ждет искомое, но почему-то настойчиво советовала выбрать Хаффлпафф. Одиннадцатилетний Том Риддл воспринял это предложение как оскорбление, однако Темный лорд с высоты своих знаний и опыта полагал, что в ее словах был смысл. Трудолюбием он отличался всегда, а милосердием, вероятно, заразился бы от других хаффлпаффцев. Только вот Его всетемнейшество лорд Волдеморт содрогался от одной мысли о том, во что бы тогда превратилась его жизнь. Наслаждаться лаврами победителя в кресле ненавистного Дамблдора ему бы явно не пришлось. И с чего старик вообще решил, что любовь побеждает все? Он своими глазами видел, как его огненное заклятие угодило прямо в мальчишку. А когда стена огня опала, на его месте осталась кучка пепла и расплавленные очки. Вот так тривиально и закончилась история, никакого тебе нерва высокого порядка, никакого прощального пафоса. Даже немного обидно. Столько лет взаимной ненависти, столько неудачных ловушек и дуэлей без всяких правил, а закончилось все так, что даже зловещую байку по мотивам не сочинить. Впрочем, не то чтобы для Темного лорда это было хоть сколько-нибудь важно. Что его действительно волновало, так это переустройство волшебного мира. Ему предстояла грандиозная работа: сформировать новое правительство, разработать новую школьную программу, обезопасить магический мир от пагубного влияния маггловского общества, а значит разобраться с магглорожденными. О том, чтобы поубивать их или изгнать речи, к сожалению, не шло, иначе на пороге гибели оказались бы истинные волшебники, но конституционные права и обязанности грязнокровок явно нуждались в пересмотре.
Именно поэтому Темный лорд и послал за Гермионой Грейнджер. Что ни говори, она была – спасибо Рите Скитер – самой прославленной грязнокровкой современности. С кого как не с нее начинать реформу общества?
Девчонке понадобилось просто невероятное количество времени, чтобы войти. Сначала она болтала с Эйвери (так и захотелось пустить в этого трындючего придурка круциатус, но для этого пришлось бы встать с весьма удобного дикректорского кресла), а потом долго стояла за дверью, не словно не решаясь ее открыть. И это хваленая гриффиндорская смелость?
- У вас какие-то проблемы с дверями, мисс Грейнджер? – не выдержав, громко поинтересовался волшебник.
Дверь приоткрылась, явив его взору встрепанную мрачную девицу.
- Нет, я просто не хочу заходить.
- Я тоже не хочу, чтобы вы сюда заходили, - рассердился лорд. – Но это не существенно. Вы зайдете и не будете испытывать мое терпение, если не хотите, чтобы я наложил на вас Империус.
Грейнджер, наконец, вошла, всем своим видом показывая, что испытывать ничье терпение не намерена. И вдруг шмыгнула носом.
- Это даже забавно. Уж не собираетесь ли вы усладить мой взор слезами в три ручья?
- Боюсь, у меня получится разве что оглушительно высморкаться, - несколько гнусаво ответила ведьма и снова шмыгнула носом. – Но если вы отправите меня в темницу еще на пару часов, то воспаленные слезящиеся глаза мне действительно обеспечены.
Темный лорд скрипнул зубами. Ему действительно захотелось отправить ее обратно в темницу, причем не на пару часов, а на пару тысяч лет. Но, увы, она была нужна ему живой и здоровой. Ну или, во всяком случае, не заразной.
Во избежание дальнейшей нервотрепки, волшебник решил вообще с ней не разговаривать, а просто пройтись по ее разуму. Ему нужно было найти ее слабые стороны. Что-то очень личное, что-то, что выбивает из колеи, что-то, видящееся высшей несправедливостью.
Первым делом ему подвернулся, конечно, Поттер. Вот она отвлекает на себя внутренний круг, вот ее разоружают, вот она теряет сознание, цепляясь за две мысли: о том, чтобы ее друг сделал все как надо и, как ни странно, о том, чтобы у Люциуса Малфоя выпали все волосы. Но друг все делает не так, и в скором времени она приходит в себя в темнице. Что там с волосами Малфоя – не важно, а вот Гарри Поттер мертв, об этом ей жизнерадостно сообщает Эйвери. Подходящая слабость? Нет, не то. Она еще не вполне осознала ситуацию, до сих пор не поверила и подсознательно ждет, что мальчишка со шрамом вот-вот влетит на метле в окно и пристукнет ненавистного Волдеморта квиддичной битой.
Темный лорд едва заметно вздрогнул и пошел дальше. Рональд Уизли. Еще один друг. Зачем-то пытающийся испортить дружбу, разбавив ее толикой секса. А девушка все не дает, да еще и вечно норовит поговорить об отношениях. Мда, хороший способ отшить парня и обойтись без сердечной драмы. Не то чтобы Волдеморт хорошо разбирался в чувствах, но в хитростях и уловках толк знал. Но это тоже не то. Всего лишь тягостные отношения, в которых противно копаться. Нужно что-то более болезненное и более значимое.
Далее шли потоки саморефлексии, попытки разобраться в своих желаниях и спрогнозировать будущее, сожаления о резко утраченном детстве... и вот тут-то волшебник нащупал нечто интересное. Похороны Дамблдора, Гарри Поттер, клянущийся убить проклятого Северуса Снейпа... надо же, беднягу Северуса мальчишка ненавидел даже больше, чем его, Темного лорда. Но любопытно не это, любопытно другое. Малышка Грейнджер, куда менее встрепанная и циничная, чем сейчас, утешает на пару с Уизли своего друга, а сама... какая буря чувств! Сколько разочарования! Как будто со смертью Дамблдора умерла и сказка, в которой она до того момента жила. Да так оно, наверное, и было. Наивная девочка, некогда чудесным образом попавшая в волшебный замок, внезапно поняла, что реальность магического мира ничуть не менее жестока, чем реальность маггловского. И что даже всемогущий Дамблдор совершает ошибки. А разрушил ее хрустальные убеждения кто? О да, один коварный зельедел, казавшийся в своей строгости таким таинственным и благородным. Какая прелесть! Детская, едва осознанная увлеченность учителем, мгновенно переросшая в чувства не менее сильные и горькие, чем у Поттера. Определенно, Грейнджер, этим маленьким серым кардиналом, он заинтересовался совсем не зря. Всегда на вторых ролях, но сколько таланта и сколько собственных, тщательно скрываемых устремлений. Такие гриффиндорцы всегда казались Темному лорду более чем полезными.
- Убожество, - сказал он совершенно противоположное вслух. – И это все, чем полнится ваша жизнь?
- А вы, значит, любитель чужого грязного белья? - не на шутку разъярилась ведьма. Судя по всему, ментальные вторжения ей были в новинку. – В таком случае почитайте старые выпуски «Пророка». Там обо мне писали вещи поинтереснее.
- А вы, однако, хамка, юная леди, - темный маг одарил ведьму лучшей из своих змеиных улыбок. – Но не слишком опытная. Знаком мне один волшебник, у которого вам есть чему поучиться. Впрочем, вы его тоже знаете.
Лорд Волдеморт взял перо, обмакнул его в чернила и написал на пергаменте несколько строк. В его голове сложился отличный план, в котором мисс Грейнджер отводилась ключевая роль. Только вот ей об этом знать не следовало.
Закончив с посланием, волшебник зачаровал его от нежелательного любопытства и призвал Петтигрю.
Его нелепый крысоподный слуга вывалился из камина меньше чем через минуту. Темная метка, что ни говори, была отличным способом контролировать амбициознх гриффиндорцев. И не только их. Поставить бы такую мисс Грейнджер... впрочем, рано. Она сама должна к нему придти.
- Хвост, доставь мисс Грейнджер в Тупик Прядильщиков, - бесстрастно приказал лорд. – А вы, мисс Грейнджер, доставьте это письмо нашему общему знакомому.
Девушка, до этого момента молча злившаяся по другую сторону директорского стола, взглянула на послание с осторожным интересом.
- И, разумеется, вы не должны его открывать, если не хотите испытать на себе действие защитных чар и мой гнев.
В глазах девчонки мелькнуло разочарование.
- И кому именно я должна его передать?
- О, вы это поймете, как только окажетесь на месте, - злорадно ответил темный маг.
Ведьма бросила на него возмутительно презрительный взгляд, и они с Хвостом вымелись за дверь.
А лорд Волдеморт отошел к окну и впервые за многие годы подумал, что ему не помешал бы отпуск.

URL
2013-07-31 в 01:45 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
3

Оказавшись за пределами директорского кабинета, Гермиона не смогла сдержать тихий вздох облегчения. Она старалась, очень старалась быть смелой и вести себя… ну если не достойно, то хотя бы без истерик и унизительных просьб пощадить ее во имя доброты, человечности или любого другого неактуального для большинства людей идеала. Кажется, получилось. Впрочем, Темный лорд вовсе не стремился ее убивать, и это давало пищу для размышлений. В общем целом, Гермиона сделала из прошедшей «аудиенции» два вывода.
Во-первых, выглядел Волдеморт преотвратно. Раньше девушке не доводилось видеть его так близко, и от рвотного позыва ее спасла лишь отвлеченная мысль о том, что было бы странно ожидать другого облика от восставшего из мертвых. Ведь по сути дела она разговаривала с живым трупом.
Во-вторых, Волдеморт не походил на маньяка, склонного убивать все живое. Вернее, то, что он не гнушался убийствами и пытками, не вызывало сомнения, но это не походило на самоцель. Нет, Волдеморт был стратегом. Стратегом с холодным разумом и полным отсутствием нелепых человеческих слабостей. Какая уж тут человечность, если душа разделена на семь частей.
И этот нелюдь вознамерился использовать ее вместо почтовой совы. Гермиона не сомневалась, что за этим кроется нечто важное, не зря же он так внимательно просматривал ее воспоминания, но разобраться в мотивах темного мага пока не могла.
- Так ты теперь… тоже в услужении у Темного лорда? – прервал ее размышления Петтигрю.
Он смешно семенил вслед за ведьмой и поглядывал на нее с неуверенным любопытством. Гермиона же шла широким стремительным шагом, и непонятно было, кто из них на самом деле пленник. Погруженная в свои мысли, девушка и сама забыла, с кем она и в каком качестве. То и дело попадавшиеся на пути Упивающиеся смотрели на них с удивлением, но почему-то не вмешивались.
- Что ты сказал? – возмущенная, ведьма резко развернулась, и Питер едва успел остановиться, чтобы не врезаться в нее.
- Я. Никогда. Не буду. Служить. Волдеморту! – рявкнула Гермиона, жалея, что ей так и не вернули палочку. Ох и прокляла бы она тогда этого поганца! Как он вообще смеет предполагать о ней такое! Но, увы, в руке у нее был лишь огрызок от того самого яблока, что дал ей Эйвери.
- Как скажешь, - Хвост примирительно выставил перед ней ладонь.
Похоже, при желании она умела выглядеть устрашающей. Даже без палочки.
- Только вот лорд не поручает свою почту кому попало, - продолжил, между тем, волшебник. – Особенно адресованную в Тупик Прядильщиков.
- Значит, в этот раз поручил, - отрезала девушка и еще быстрее припустив по коридору. Как было бы здорово потерять где-нибудь Петтигрю или запереть в пустом классе, но он знал Хогвартс куда лучше нее и вряд ли позволил бы отклониться от курса. И все же попытаться стоило.
В одном из коридоров Гермиона сознательно свернула не туда. Не сбавляя скорости, словно все так и должно быть, но не успела она сделать и пяти шагов, как перед ней возникла невидимая преграда. Выплюнув сквозь зубы некогда подслушанное у Фреда и Джорджа ругательство, девушка обернулась.
- Я может и выгляжу идиотом, - зло бросил Питер, поигрывая палочкой, - но обдурить себя не позволю. Сейчас ты вернешься обратно и, как послушная девочка, проследуешь со мной к воротам Хогвартса. Потом мы аппарируем. И клянусь Мерлином, Грейнджер, попробуешь выкинуть какой-нибудь фокус, и я доставлю тебя в Тупик трансфигурированной в червя. Причем не обещаю, что трансфигурация пройдет без неприятных последствий. Давно, знаешь ли, этим не занимался. К тому же, в школе Макгонагалл всегда ставила мне плохие оценки.
Гермиона сглотнула – угроза испытать на себе трансфигурацию черте какого качества впечатлила ее в достаточной мере – и вернулась в нужный коридор.
До выхода из замка добирались молча и уже не столь живописно: приунывшая девушка сбавила шаг и теперь раздумывала о том, как бы так разузнать у Хвоста о планах Волдеморта. Если сбежать не получится, то нужно обернуть ситуацию себе на пользу. Она могла бы шпионить. Непонятно, правда, для кого, ведь от Ордена Феникса почти ничего не осталось. Но неважно. Не может быть, чтобы совсем ничего нельзя было сделать. Волдеморту не стать популярным правителем, всегда будут недовольные, а значит, Орден можно восстановить. Она лично этим займется. Смерть Дамблдора, смерть Гарри… это ведь не конец, правда? Не может такого быть…
- Ночью все без проблем аппарировали прямо в сюда, - осторожно бросила Гермиона, когда они вышли из замка.
- Аппарационный барьер восстановили, - лаконично ответил Питер.
- А Хогвартс…
- Хогвартс теперь временная резиденция Темного лорда.
Гермиона мысленно себя поздравила – что бы там Петтигрю не говорил, он не только выглядел идиотом, но и действительно им был.
- Но как же школа? – продолжила допытываться девушка.
- Сейчас лето, - пожал плечами Хвост. – Думаю, к осени милорд переедет. Или же останется здесь в качестве гостя. Но тебя это в любом случае не касается.
- Почему это? А если я захочу вернуться в Хогвартс на седьмой курс?
Волшебник посмотрел на нее как на величайшую дуру, и это, учитывая мнение о нем Гермионы, здорово уязвляло.
- Грейнджер… - он сделал паузу, словно пытался подобрать слова помягче. – Ничего личного, но… ты же грязнокровка.
С «помягче» у него явно ничего не вышло.
- Умная грязнокровка, но все же не истинная волшебница. Ты не вернешься в Хогвартс. Никогда.
Гермионе стало обидно. Она, конечно, понимала, что если Волдеморт придет к власти, ее жизнь превратится в кошмар. И все же слышать такое от одного из ближайших ставленников лорда было дико. Кем этот урод вообще собирался править? В семьях чистокровных и так все реже рождались здоровые дети, а все чаще – сквибы или калеки, не доживавшие и до пяти лет. Во что же превратится магическое общество, если закрыть его для магглорожденных? Кто, кроме них, сможет спасти чистокровных от вырождения?
Девушке хотелось вывалить весь этот град вопросов на Петтигрю, заставить его выслушать и, быть может, даже донести до ушей лорда, и она уже открыла было рот, чтобы осуществить задуманное, но в этот момент из-за поворота показались большие кованные ворота. Считанные минуты, и они с Питером покидают Хогвартс, чтобы оказаться… в каких-то грязных заброшенных трущобах.
- Что, серьезно? – изумилась Гермиона, закрывая нос рукавом. Стоявшая на улице вонь могла мертвого поднять из могилы, а живого – наоборот туда загнать. – Здесь живет волшебник? Если Волдеморт так велик и могуч, почему он не может одарить своих последователей жильем получше?
- Действительно, почему? – недовольно буркнул Хвост. Он, судя по всему, тоже жил далеко не в Букингемском дворце.
- Тебе сюда, - волшебник махнул рукой на ближайшую развалюху.
- Я должна войти одна?
Не то чтобы Гермиона боялась, но и гостеприимным дом не казался ей вот от слова «совсем».
- Да. Хозяин дома терпеть не может незванных гостей.
- Очаровательно, - упала духом девушка. – А ничего, что меня там тоже вовсе не ждут с распростертыми объятиями?
- Твои проблемы, - без всякого сочувствия заявил гаденыш Петтигрю, и Гермионе не осталось ничего иного, кроме как двинуться к убогому крыльцу со щербатыми ступеньками.
Она стучала. И стучала. И снова стучала.
Ее охватила надежда и радость, Петтигрю охватило раздражение, и только хозяина дома не охватило ничего, потому что его либо не было дома, либо чхать он хотел на любых визитеров.
- Да подергай ты просто эту проклятую дверь! – вышел, наконец, из терпения Питер.
Девушка подчинилась, и, к великому разочарованию, дом впустил ее без всяких проблем. Что ж, похоже, возвращать лорду его же письмо ей не придется.
Войдя, она затворила за собой дверь и очутилась в кромешной тьме. На улице Петтигрю громко восславил мерлиновы подштанники и с хлопком аппарировал. После этого к темноте добавилась еще и тишина.
«Да ну нафиг!» - отнюдь не храбро и совсем по-маггловски подумала ведьма и взялась за дверную ручку, чтобы вылететь из этого проклятого дома как пробка из бутылки и нестись со всех ног куда глаза глядят… но ручка не повернулась.
- Не так быстро, мисс Грейнджер, я с вами еще не закончил. И даже не начал.
Северус Снейп! Этот бархатный голос узнавался даже легче, чем елейная патока Малфоя. И именно его Гермионе сейчас хотелось слышать меньше всего на свете.
- Вы?! – истошно выкрикнула она и запустила в ненавистного профессора зелий своим единственным оружием – злополучным яблочным огрызком.

URL
   

go-getter's diary

главная