Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:17 

Хаксби в полдень

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Специально для sovus bessonnicus, попросившей фик про Мэри и Ричарда.

Фандом: Аббатство Даунтон
Название: Хаксби в полдень
Автор: sierrac
Переводчик: Journey-Long
Персонажи: Ричард/Мэри
Рейтинг: NC-17
Размер: большой миди
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/8174126/1/
Содержание: после нескольких бессонных ночей Мэри решает в последний раз навестить Хаксби и натыкается там на бывшего жениха. Эта встреча в уединенном поместье дарит им шанс окончательно все прояснить и посмотреть на жизнь под новым углом. Таймлайн - рождественская серия. Мэри уже разорвала помолвку с Ричардом, но Мэтью еще не успел сделать ей предложение.
Дисклеймер: герои не наши, все прелести жизни Джулиану Феллоузу.
Статус: в процессе

1. Честь

Мэри приближалась к Хаксби, и ее быстрые шаги заставляли гравий скрипеть под ногами. День клонился к полудню, на улице было холодно, а путь от Даунтона порядком ее утомил, но она не жалела, что пошла пешком – по крайней мере, никто не знал, куда именно она отправилась.
Девушка ступила на подъездную дорожку, и впереди наконец-то замаячил особняк , его серый фасад почти сливался с пасмурным йоркширским небом. Где-то далеко прокаркала ворона – звук разнесся по округе, аккомпанируя шуму камешков под подошвами туфель. Однако ничто не могло нарушить покой поместья. Оно жило в своей собственной гармонии, сложившейся за долгие годы. Хотела бы Мэри почувствовать ее в себе.
У главного входа, преграждая ей путь, стоял неаккуратно припаркованный голубой автомобиль. Погруженная в свои мысли, девушка обошла его и ступила на лестницу, ведущую к дверям.
В детстве ей часто случалось бродить по коридорам и холлам этого особняка, а совсем недавно и вовсе предполагалось, что он будет принадлежать ей. И все же Хаксби оставался для Мэри загадкой. Не важно, сколько раз она здесь бывала – это вальяжное эклектичное поместье было просто непостижимо. Чья-то дикая причуда намешала в нем столько стилей: чуть-чуть французского шато, немного английской готики, легкий налет Мавритании – разве можно обладать чем-то, являющим собой столь уникальное видение, и не быть полностью в это погруженным?
Даже двери были для прежних хозяев чем-то особенным, поняла Мэри, взявшись за ручку – тяжелую, резную, украшенную гербом Расселов. Нет, это место она точно не смогла бы считать своим домом.
И все же девушка толкнула незапертую дверь и вошла. Звук ее шагов тут же стократно усилился благодаря акустике огромной мраморной парадной. Раньше пустота, наполненная одним лишь эхом, пугала ее. Мэри помнила Хаксби полным жизни, столь непохожим на холодный памятник поверженной семье. Однако сегодня заброшенность этого места полностью отвечала ее замыслу.
- Надо же, какое неожиданное удовольствие, - прокатился по помещению знакомый голос.
Взгляд Мэри заметался по холлу в поисках в поисках говорившего, но в обволакивающей белизне никого не было.
Ричард обнаружился на верхних ступеньках величественной лестницы, сидящим рядом с чем-то, при ближайшем рассмотрении оказавшимся бутылкой виски.
- Обозреваешь свое королевство? – спросила девушка, приближась к лестнице. Ее взгляд скользнул по бывшему жениху, по изящной ковке перил и остановился на галерее, откуда они еще совсем недавно вместе смотрели на свой новый дом.
- Я предпочитаю называть это инвестицией, - ответил мужчина. – Забавно, как быстро мир бизнеса стирает все те маленькие личные ассоциации, что приходят вместе с идеей дома или, как ты выразилась, королевства. Теперь это всего лишь здание, которое я собираюсь продать.
- Сомневаюсь, что Расселы думали так же.
- Я тоже так не думал, до прошлой недели. Равно как это не придет в голову и новым владельцам. Впрочем, то, как они отнесутся к своему приобретению – исключительно их дело.
- Ты уже нашел покупателя? Так быстро? – поинтересовалась Мэри, снимая пальто. Повесив его на перила, она двинулась вверх по лестнице, чувствуя себя так, словно приближалется к клетке со львом. Зверь вроде бы и заперт в клетке, но решетка кажется такой непрочной.
- Утром я встречался по этому поводу с посредником. Но в любом случае, здесь еще полно работы. Думаю, я выставлю поместье на продажу к лету, - Ричард запрокинул голову, чтобы взглянуть на приблизившуюся Мэри и удивленно выгнул бровь, когда она села рядом с ним на ступеньку. – Если только Кроули не захотят расширить свою территорию.
- И сделка будет такой же удачной, как та, что ты провернул, когда покупал Хаксби?
- О, я собираюсь в точности повторить свой успех, – медленно ответил мужчина, наблюдая за девушкой краем глаза.
Горечь его тона заставила Мэри вздрогнуть. Она знала, что этот разговор не будет приятным, и все же почувствовала какое-то непонятное облегчение, когда обнаружила, что он здесь. Однако сейчас она уже не была так в себе уверена.
- Что ты здесь делаешь, Мэри? – со вздохом поинтересовался Ричард. – Раньше ты никогда не приезжала сюда одна.
- Я искала тебя.
Мужчина взмахнул рукой, демонстрируя, что, та-дам, он здесь, и Мэри показалось, что этот жест просто-таки сочится сарказмом.
- Видишь ли, я толком не могла заснуть после нашей... ссоры, - нерешительно начала она и потерла глаза – так, словно это могло подтвердить ее слова. – События того вечера то и дело прокручивались в голове, пока... – девушка запнулась и посмотрела на Ричарда, сделавшего большой глоток из стакана, который она до этого не заметила. Впрочем, она вообще не замечала множество вещей, касавшихся ее бывшего жениха.
Между тем, взгляд мужчины стал нетерпеливым.
- Я сама не знаю, что конкретно так меня беспокоит, - продолжила Мэри, но снова запнулась. – Что это, виски?
- Скотч, - ответил ее собеседник и протянул ей бутылку. – Я не думал, что у меня появится компания, поэтому прихватил только один стакан.
Мэри пожала плечами и глотнула прямо из бутылки. Пьяная храбрость сейчас пришлась бы как нельзя кстати.
- Почти как в новоселье, - снова отважилась заговорить девушка. - Всего два человека в огромном доме, но стаканов не хватает.
Уголок ее рта дернулся вверх, но Ричард, кажется, не был расположен шутить.
- Это был ужасный способ все закончить, - незамысловато констатирована Мэри.
- Определенно, - кивнул Ричард, и разговор увял.
Тогда девушка повернулась к нему, набираясь смелости, чтобы задать самый важный вопрос, мучивший ее всю неделю бессонных ночей.
- Ты сказал правду?
- Какую именно правду ты имеешь в виду? – переспросил Ричард, сделав особое ударение на слове «правда», как будто насмехался над серьезностью, с которой Мэри задала вопрос.
- О том, что Лавиния знала, что Мэтью не любил ее. И сказала, что мы все станем счастливее, если он это признает. Это правда?
- Да, правда, - подтвердил Ричард, выглядя при этом так искренне, что Мэри не могла не поверить. Но в следующим момент его глаза потемнели, и он заговорил в той самой аккуратной снисходительной манере, от которой у нее мурашки бежали по спине. Она сама говорила точно так же, когда все ее существо было полно ярости и жажды мести. – Жизнь давным давно научила меня, что ложь – бесполезное оружие. Ничто не ранит так, как жестокая реальность.
Этот ответ был даже лучше – воплощение честности по Ричарду. Интересно, другим людям он тоже так легко открывал свои мотивы?
- Итак, ты сказал правду, - подытожила Мэри, пытаясь свыкнуться с этой мыслью. – Тяжелую, но правду. И Мэтью ударил тебя за это по лицу.
Услышав это, Ричард рассмеялся.
- Надеюсь, ты не собираешься припоминать все подробности того унизительного момента? Получить по лицу от мальчишки-Кроули... явно не мой звездный час. Хотя, кто мог предположить, что в унылом юристе из Манчестера может проснуться такое негодование? – риторически вопросил он потолок. – Короче говоря, если ты и в самом деле хочешь освежить в памяти нашу недавнюю историю – в твоем распоряжении полно более достойных внимания моментов. Например, мы могли бы обсудить ту нелепую игру в шарады.
- Я упомянула это не без причины! – возмутилась девушка, выбитая из колеи сарказмом в словах собеседника. – Или тебе неинтересно, что я хотела сказать в твою защиту?
- Мне не нужна ваша благородная защита, моя леди. Так или иначе, ваши извинения очень мало для меня значат.
- В таком случае, мне очень жаль, что вы так думаете, - резко закончила Мэри, задетая тем, каким холодным стал тон ее бывшего жениха, стоило ему произнести ее титул. Хоть их «обмен любезностями» и шел по предсказуемому пути, ее не могло не расстроить то, что он, как и все их разговоры недавнего времени, скатился к взаимным упрекам.
Он был прав, она пришла сюда с целью предложить свою благородную защиту. Или, по крайней мере, хоть как-то исправить ошибки того неприятного вечера. Тогдашние события глубоко ее потрясли. Не только ее собственное поведение, но, даже в большей степени, поведение Ричарда и Мэтью. И, если уж совсем откровенно, ей было стыдно за свою семью – впервые в жизни.

***
Подлила масла в огонь, разумеется, бабушка. Мэри не знала, что сказать, глядя на то, как Ричард пригладил волосы и обратился к вдовствующей графине, уведомляя ее о том, что завтра уезжает и его больше никогда не увидят в Даунтоне.
- Вы обещаете? – ответила она. Воплощение краткости и мудрости, прозвучавшее для Мэри как возмутительная мерзость.
Ей, более чем привыкшей к ядовитым замечаниям бабушки, эти ее слова до сих пор казались самыми бессовестными, и в голову немедленно лезла более ранняя фраза Ричарда: «Что еще я мог сделать не так?». На этот вопрос у Мэри не было ответа. Ни тогда, когда он был задан, ни потом, когда спектакль окончился и семья снова собралась в гостиной.
Ситуация, впрочем, не улучшилась. Отец, чьи обходительные манеры всегда были вне конкуренции, тем вечером предпочел лицемерие. Он восторгался Мэтью, похлопывал его по плечу и поздравлял с успехом того дикого шоу, что он устроил в библиотеке.
- Я горжусь тобой, дружище. Ты встал на защиту доброго имени Лавинии и чести нашей семьи.
Мэри стояла в стороне, пораженная до глубины души. Да, ее маленький скандал бросал тень на всех Кроули. И вдруг, невиданное дело, все проблемы решились посредством кулачного боя. Даже честь семьи оказалась восстановлена. Но что хорошего это представление принесло ей на самом деле? Ричард, вероятно, все еще собирался опубликовать историю с турецким послом, а если и не собирался, то драка с Мэтью вполне могла его на это спровоцировать.
- Никак не могу поверить, что этот ужасный человек наконец-то исчезнет из нашей жизни, - произнесла мама. – Хоть нам и потребовался боксерский матч, чтобы от него избавиться, это все равно замечательно.
Мэтью печально кивнул.
- Мне жаль, что до этого дошло.
- По крайней мере, это все закончило, - заметила бабушка. – И теперь Мэри навсегда свободна от этого газетчика.
- Если честно, Мэри, я не понимаю, что ты могла в нем найти, - недоуменно покачала головой мама.
Они продолжали и продолжали – так, словно обсуждали театральный спектакль – и никому не приходило в голову, что она только что потеряла человека, с которым два года была обручена. Два года, за которыми скрывалась целая история – бесчисленные ланчи и прогулки в саду, коктейли и танцы, общие мечты и планы на будущее. Да, Мэри сама приняла решение покончить с этим. Она верила, что поступила правильно и не жалела. Но в настроении праздновать она все же не была.
- Мы все совершаем ошибки, дорогая Кора, - ответила бабушка. – Помнится, когда мне было столько же, сколько Мэри, мне нравился один привлекательный молодой солдат. Он выглядел таким пленительным в своей форме. Пока не открыл рот. Тогда я сразу поняла, что это человек не нашего круга. Мэри же просто потребовалось больше времени, чтобы это осознать.
- Это очень важный урок, - задумчиво сказал отец. – Который неплохо бы выучить и Сибил.
Это сравнение стало последней каплей. В конце концов, она не собиралась сбегать с шофером, она планировала свадьбу с одним из богатейших и влиятельнейших людей Британии!
Она знала, что ее семья с самого начала была против и что никто из них не видел тех привлекательных черт и даже шарма, что она находила в Ричарде и понимала их позицию. Однако теперь ей пришло в голову, что их старомодная приверженность высоким идеалам была лицемерием. Защитным механизмом, где слово «честь» означало «самодовольство», а «наш круг людей» - группу, к которой Мэри не так уж и хотелось принадлежать.
Не так давно ее отец сказал, что хочет выдать ее за человека чести – прозрачный намек на то, что Ричард им не является. Нет, ей пристало иметь поклонника, который лезет в драку, будучи неправым, а не жениха, который идет на все, чтобы защитить семью от скандалов, которые то и дело нависают над Даунтоном. Если подумать, дело Бейтса не менее разрушительно для дома, чем ее опрометчивый поступок. Интересно, почему же Мэри не случалось слышать, чтобы папа говорил о пострадавшей чести в этой ситуации?
Ричард не был человеком их круга, и все же Кроули не стеснялись пользоваться его связями и возможностями для достижения собственной выгоды. Разумеется, не забывая отмечать при каждой возможности, что он их недостоин и изображая амнезию всякий раз, когда он не соглашался с их аристократическими убеждениями. Да, методы Карлайла отнюдь не были благородны – Мэри знала это как никто – но если Кроули хотели выжить в том новом мире, что принесло им окончание войны, им нужно было смириться с тем, что они больше не могут оставаться на высоте, идеальные и незапятнанные, пока обыкновенные люди делают за них всю грязную работу. По крайней мере, Мэри была достаточно честна, чтобы не закрывать глаза на то, в каком раздрае они живут и принять свою часть вины.
Вспомниая тот беспорядочный вечер, она понимала, что по иронии судьбы у Ричарда оказалось больше достоинства, чем у них у всех вместе взятых. Он не был честен. Но, в отличие от них, он и не пытался доказать обратное. Она чувствовала себя грязной и испорченной за то, что использовала его. За то, что выбросила его. За то, что не ценила то, что он ей предлагал. Она чувствовала себя растерянной. Из-за Мэтью, который не мог контролировать свое чувство вины и из-за бабушки, которая не могла контролировать свой язык. И, наконец, она чувствовала отвращение – из-за отца и всех остальных, что прятались за ширмой фальшивых любезностей, а на деле лишь стремились в очередной раз почувствовать свое превосходство.
Той ночью она пошла спать думая обо всем этом и не смогла сомкнуть глаз. Едва ли она могла обвинить в чем-то Ричарда. Напротив, отвратительное поведение всех Кроули свело ее собственное самодовольство на нет, и она начала понимать, почему он так презрительно относился к ее классу. Они привыкли жить в мире, где всем заправляют честь и добродетель, и она никогда не ставила этот принцип под сомнение. Но как чудовищно может выглядеть эта идея, если ей следуют запутавшиеся люди!
Ричард унесся наверх сразу после их ссоры и не мог знать, какого рода разговоры велись тем вечером гостиной, но, вероятно, и так очень хорошо себе это представлял. Когда чаша терпения Мэри переполнилась самодовольными улыбками и лицемерными поздравлениями, она ушла.
И если бы они только знали, что спустя четыре дня именно их слова приведут ее обратно к столь надоевшему всем бесчестному шантажисту.


@темы: fanfiction, переводы

URL
Комментарии
2012-09-02 в 00:49 

sovus bessonnicus
Батут в кустах - излюбленный сюжетный ход!
Ы! И снова спасибо. Совус доволен и абсолютно счастлив. С оригиналом сравнила, отличий вроде нет. Хотя даже если я и ошибаюсь, то должна сказать, что стиль перевода мне нравится. Именно то, что и хотелось почитать

2012-09-02 в 16:25 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Да ладно, вот прямо-таки и нет отличий. Хотя, если общее впечатление одинаковое, то, принципе, можно считать, что я справилась.

URL
2012-09-22 в 01:14 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
2. История

- Если ты пришла сюда для того, чтобы несмотря ни на что отстоять правду и честь – уверяю тебя, ты попусту тратишь как мое время, так и свое, - сказал Ричард, беспардонно разглядывая ее ноги. Сама того не осознавая, Мэри нервно постукивала носами туфель один о другой, но, заметив это, быстро подобрала ноги под себя и посмотрела в сторону. Ричард сделал еще один глоток скотча, и девушке вдруг подумалось: а что здесь делает он? Почему из всех мест он пришел выпить именно в этот пустой дом?
- Как наивно с моей стороны, - ответила она. – Вообще-то я думала, что ты будешь рад услышать от меня признание твоей правоты.
- Жаль тебя разочаровывать, Мэри, - сказал он, поставив стакан на мраморную ступеньку, - но твои мнения и признания перестали иметь для меня значение примерно четыре дня назад.
Это заявление не могло не привести ее в негодование.
-Какой сюрприз! Неужели мое мнение хоть когда-либо имело для тебя значение? По-моему, оно совершенно тебя не волновало, когда ты шантажом заставил меня заключить эту помолвку.
- Когда мы успели перейти от твоих попыток признать мою правоту к обвинениям в преступной деятельности? – поинтересовался Ричард. Судя по всему, ситуация его забавляла. – Ты согласилась выйти за меня, помнишь?
- После того, как ты узнал мою тайну и воздвиг ее над моей головой словно гильотину.
- Может ты и убедила себя в этом, - с тревожащей проницательностью сказал мужчина, - но мы договорились задолго до того, как твой маленький секрет выплыл наружу. Мистер Памук всего лишь заставил тебя сделать публичное заявление.
Казалось бы, Мэри не должна была удивляться тому, что Ричард помнит имя турецкого посла, и все же было в этом что-то интригующее. Они давно уже не обсуждали этот инцидент, но, очевидно, подробности так и не стерлись из памяти ее бывшего жениха.
- Это ты сделал публичное заявление! – ответила она. – Я же прочла о нем в газете следующим утром, вместе со своим отцом и всей страной. И для меня оно стало не меньшей неожиданностью.
- И на ком же это отразилось хуже? – с горечью вопросил Ричард. - На мне, ставшим твоим союзником и в качестве награды объявившем о том, что уже давно должно было быть достоянием общественности? Или на тебе, оказавшейся столь медлительной и неготовой идти навстречу, что лишь скандал смог заставить тебя принять решение. Ты всегда считала нормальным заставлять меня ждать – пока тебе не понадобилась моя помощь. Сейчас ты снова решила устроить торговлю помолвками? Если так, то этот товар ничего не стоит.
Мэри, подспудно надеявшаяся вырвать у него извинения, вдруг поняла, что ее ждало разочарование. Ричард определенно не испытывал никаких угрызений совести. Он всегда относился к их помолвке как к деловому соглашению – неудивительно, что он не был особо этичен. Впрочем, на данном этапе они были равны в своем эгоизме. Ричард это признал – наверное, стоило и ей. Во всяком случае, открытия прошлой недели позволили ей понять его поступки и то, как он видел их совместную жизнь. Девушка не искала ему оправданий, однако, зная то, что она знала теперь, впервые за долгое время чувствовала себя уверенно. По крайней мере, Ричард прекрасно видел, насколько она самолюбива – он и сам не уступал ей в этом качестве. Возможно, это была и не лучшая основа для отношений, но в их случае ничто иное не работало. Теперь, зная правила игры, она даже начала думать, что вполне могла бы их соблюдать.
- Твой товар стоит не больше, - возразила Мэри. – Шантаж – все равно что пистолет с одной пулей. Ты свою использовал.
Ричард мог выдать ее секрет всему свету, и все же она бросила ему вызов. Все важные для нее люди уже знали правду об истории с турком – собирался ее бывший жених просветить всю Англию или нет, у него больше не было над ней прежней власти.
- Еще нет, - ответил он, глядя ей в глаза. Была ли и в самом деле каждая его фраза пропитана угрозой? Или Мэри это только казалось?
- Тогда вперед. Стреляй, - ответила она , не отводя взгляд, и сладко улыбнулась.
- Радуйся, что у меня на самом деле нет пистолета.
- Думаю, радоваться должен Мэтью, - пошутила девушка. – Будь у тебя возможность, ты бы заманил его сюда и замуровал в тайном коридоре. Его останки нашли бы только спустя много веков.
Если она и надеялась уязвить его, ее попытка осталась безуспешной. Ричард рассмеялся и прервал визуальный контакт.
- Пожалуй, Хаксби этого действительно не хватает, - задумчиво сказал он, явно не желая обсуждать своего конкурента. Возможно, Мэри все же удалось слегка его задеть.
- Этот дом слишком открыт и светел для нас, - продолжал он, разглядывая лепнину в виде растений и херувимов. – Нет, не думаю, что нам бы подошло окружение цветов и ангелов. Нам нужны подземные ходы и секретные комнаты – места, где можно плести интриги.
- Ну, я знаю только об одном коридоре. Но, полагаю, человек, склонный к секретам, вполне может иметь и еще несколько.
- Об одном коридоре?
- Секретном коридоре, - подтвердила Мэри, недоумевая, сколько же он должен был выпить, если действительно слушал ту чушь, что она болтала.
Меж тем, Ричард повернулся к ней и медленно спросил:
- Каком еще секретном коридоре?
- В библиотеке, - ответила девушка, сбитая с толку. – Я думала, ты знаешь.
- Секретный коридор. Здесь. В Хаксби.
- Конечно. Разве твои архитекторы не видели план здания? Мне казалось, они успели заглянуть всюду.
- Никто не находил ничего похожего на секретный коридор, - Ричард смотрел на нее как на полоумную.
Мэри закатила глаза.
- Пойдем, я докажу тебе, - девушка встала и жестом пригласила его следовать за ней. Мужчина неохотно поднялся, и они спустились вниз, чтобы пересечь холл и двинуться по одному из главных коридоров дома.
Они прошли мимо музыкального салона, выполненного в неоклассическом стиле - его потолок украшали греческие музы, играющие на арфе; мимо голубой бильярдной, где небесного цвета обои были покрыты золочеными созвездиями; мимо курительной комнаты, где до сих пор висели красные портьеры с зелеными кисточками. Когда они вошли в обшитую панелями из темного дерева библиотеку, у Мэри было чувство, словно они попали в лимб. Пустые полки, казалось, застыли в бесконечном ожидании, и непонятно было, ждал этот дом новой жизни или собирался окончательно увять.
- Вовсе не обязательно выглядеть так самодовольно, - сказал Ричард, когда они ступили на пыльный пол. Их ноги оставляли следы, обнажая мозаику, пестрый узор которой вызывал головокружение.
- Я знаю секрет, которого не знает Ричард Карлайл, - ответила девушка, смакуя каждое слово. – Такое случается только раз в жизни. Ты не должен ругать меня за то, что я наслаждаюсь этим моментом.
Наконец, они проследовали через двойные двери в комнату поменьше. Она была оформлена в веницианском стиле. Потолок украшали четырехконечные звезды, а дальняя стена представляла собой длинный ряд арочных окон. Серый свет преломлялся в грязном стекле, порождая причудливые тени.
- Личный кабинет Теодора Рассела, - пояснила Мэри. – Но когда я была ребенком, здесь был читальный зал.
Девушка нежно посмотрела на одну из стен, вспоминая, как это помещение выглядело во времена ее детства.
- Здесь была целая полка с детскими книгами, и все – с необыкновенными иллюстрациями. А вот гувернантка у них была ужасная – она ненавидела детей. Так что, когда мы навещали Билли, нас всех отправляли сюда. Мы проводили здесь часы, даже дни, читая рассказы и придумывая свои собственные истории.
Она подошла к книжному шкафу и провела рукой по блестящей деревянной поверхности. Шкаф был встроен в стену, и к нему примыкали две обшитые панелями полуколонны. Мэри прикоснулась к левой колонне и прошлась ногтями по поверхности, нащупывая щель на стыке передней и боковой панелей. Просунув в нее пальцы, она потянула переднюю панель на себя. По правде говоря, она ожидала триумфального открытия, едва ли не сопровождающегося фанфарами. Но, к ее разочарованию, ничего не произошло. Расстроенная, девушка наклонилась, чтобы взглянуть на тайную дверь поближе.
- Разыгралось детское воображение? – скептически поинтересовался Ричард.
Мэри бросила на него укоризненный взгляд и вернулась к панели. Найдя щель снова, она еще раз попыталась открыть проход. По-прежнему ничего, а вот Ричарда ее попытки, похоже, откровенно веселили. Уязвленная, девушка уперлась ногами в пол и потянула панель изо всех своих сил. Наконец, дверь щелкнула и открылась, отбрасывая Мэри назад, в объятья ее бывшего жениха.
Останавливая падение, он схватил ее за плечи и, зачем-то, ласково провел по ним руками – отнюдь не обязательное действие, чтобы помочь кому-то восстановить равновесие. Однако взгляд его был обращен на обнаружившийся за дверью секретный коридор.
- Понадобилось лишь немного упрямства, - сказала Мэри, имея в виду свое сражение с дверью.
- Полагаю, настала моя очередь признать твою правоту? - предположил Ричард, приближаясь к двери и заглядывая в темный проход.
- Не только ты мастер раскрывать чужие секреты. Поверить не могу, что этот коридор был спрятан у тебя под носом все это время. Я думала, Расселы сказали тебе! – продолжала удивляться девушка. То, что никто из здешних рабочих и архитекторов так и не заметил в библиотеке ничего странного, казалось просто невероятным. Она сама нашла проход еще когда ей было семь. – Ты, наверное, нашел бы ему применение в какой-нибудь из своих интриг.
- Находка для шпиона, хочешь сказать, - вскинул бровь мужчина. – Я видел этот коридор на планах, но мы все решили, что это что-то вроде структурной ниши между помещениями. А Расселы, должно быть, действительно были скрытными. Они не сказали ни слова.

URL
2012-09-22 в 01:14 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
- Ничего страшного, - ответила Мэри, залезая в проход. Их маленькое исследование возродило в ней детские воспоминания и желание шалить. – Я проведу для тебя экскурсию.
Проход был узким, и они едва протиснулись в него, но стоило сделать несколько шагов, и коридор расширился. Ричард достал золотую зажигалку и, щелкнув ею, осветил грубые кирпичные стены. Пыли здесь оказалось еще больше, а воздух был затхлым и тяжелым – ходом не пользовались уже много лет.
- Легенда гласит, - заговорщицки начала Мэри, - что у Теодора Рассела был секрет.
Промозглая атмосфера и таинственные отблески пламени вдохновили ее на то, чтобы скопировать интонации экскурсоводов по домам, якобы населенным призраками.
Девушка оглянулась, чтобы убедиться, что Ричард следует за ней и встретилась с ним взглядом. В его глазах мелькали веселые искры, и она поняла, что едва может дышать. Раньше у нее часто перехватывало дыхание, когда она ловила его нежные взгляды. Наверное, ей следовало бы давным-давно понять, что он любит ее, но в последнее время подобных искр становилась все меньше и меньше. Мэри всегда волновал темперамент ее бывшего жениха – даже встречая его гнев или раздражение, она чувствовала в нем страсть. А вот чего она выносить не могла, так холодного расчетливого наблюдения, призванного оценить каждый ее шаг. Увы, это гнетущее внимание испортило ей все Рождество, и она была рада снова увидеть в глазах Ричарда свет.
- Он был влюблен, - продолжила девушка свой рассказ, ступая дальше в непроглядную темноту. – Но вовсе не в свою жену.
Заинтригованный завязкой, Ричард ухмыльнулся.
- На самом деле он был влюблен в сестру своей жены. Но она этого не знала и вышла замуж за другого. Расстроенный, Теодор понял, что ему нужно отвлечься, посвятить себя чему-то еще, и начал строить собственное поместье.
Коридор резко повернул направо, но вскоре снова ушел влево, повторяя очертания восточного крыла.
- Занятно. Должно быть, мы сейчас где-то между библиотекой и лестницей для слуг, - сказал Ричард , начертив в воздухе линию их маршрута. – Продолжай.
- Строительство Хаксби занято много времени – Теодор не был так хорош в понукании рабочих, как ты. И как раз в этот период умер муж его возлюбленной. Рассел был счастлив – наконец-то удача повернулась к нему лицом! Как ты мог подозревать, он вдобавок был интриганом и быстро убедил ее, что ей не следует оставаться одной. И, разумеется, тут же пригласил ее жить вместе с ним и его семьей. Так любовь всей жизни оказалась под его крышей, и теперь, когда она была так близко, все, чего желал Теодор – это... хм, утешить ее в горе.
Они снова повернули, коридор расширился, а пламя осветило на левой стене ряды полок, заставленных пыльными винными бутылками.
- А вскоре, к их общему изумлению, его своячница начала отвечать ему взаимностью. Но в то время они жили в относительно небольшом городском доме, и зоркие глаза слуг и членов семьи не оставляли им возможности вдоволь побыть наедине. Это было мучитель но – быть так близко друг к другу, но в то же время держаться на расстоянии.
Ричард снял с полки одну из бутылок, очистил этикетку и, сощурившись, прочел название.
- Эльзас-Лотарингия. И урожай прекрасный. Итак, что же было дальше?
- У Теодора, разумеется, был план. Он велел строителям сделать секретный коридор, ведущий из его кабинета в спальню его возлюбленной.
Коридор ушел вниз, снова повернул, и вывел к уходящей вверх лестнице. Когда они начали подниматься, Мэри возобновила свою историю.
- Задолго до того, как поместье было закончено, Рассел начал допоздна засиживаться в кабинете, а его своячница – рано уходить спать. Через какое-то время это стало привычной частью жизни в доме, так что, когда семья наконец переехала за город, миссис Рассел ничего не подозревала.
У вершины лестницы коридор возобновился, но совсем скоро вновь повернул и вывел в тупик.
- Они два года ждали окончания работ, чтобы наконец-то быть вместе, - сказала девушка и наклонилась, чтобы откинуть спрятанную в полу защелку.
Выпрямившись, она снова встретилась с Ричардом глазами.
- Ты можешь себе представить, что чувствовал мистер Рассел, когда открыл эту дверь впервые?
Мэри надавила на стену, и она ушла в сторону, позволяя свету зимнего полдня полностью их ослепить.

URL
2012-09-22 в 17:21 

sovus bessonnicus
Батут в кустах - излюбленный сюжетный ход!
Да, тайные коридоры определенно идут этой паре больше, чем цветочки и херувимчики.

- Я знаю секрет, которого не знает Ричард Карлайл, - ответила девушка, смакуя каждое слово. – Такое случается только раз в жизни. Ты не должен ругать меня за то, что я наслаждаюсь этим моментом.
ыыыы:-D

2012-09-22 в 18:09 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Да, тайные коридоры определенно идут этой паре больше, чем цветочки и херувимчики.
Да тут вообще очень интересный образ дома. В процессе перевода столько интересных деталей замечаю. Определенно, этот фик - из тех вещей, что нужно читать несколько раз.

URL
   

go-getter's diary

главная