Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:31 

Худший кошмар Снейпа

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Oh my dear god! :lol: I've translated the second chapter.
И, скажу я вам, это очень... нет, Очень Эпичная Глава! Я обхохоталась, пока переводила. Детки выходят на тропу войны)

Фандом: ГП
Название: Худший кошмар Снейпа
Автор: Draco664
Переводчик: Journey-Long (на фандомных сайтах - Serenade)
Персонажи: Северус Снейп, Гарри Поттер, второе поколение
Рейтинг: G
Размер: что-то между миди и макси
Содержание: Новый учебный год готовит для профессора Снейпа тяжелые испытания. И нет, это не Волдеморт во всем виноват, это новое поколение Поттеров и Уизли идет в школу. NB: Фанфик был написан до выхода последних двух книг, так что касаемо событий после "Ордена Феникса" - полное АУ.
Размещение: только по предварительной договоренности со мной.
Статус: в процессе

ХУДШИЙ КОШМАР СНЕЙПА

Глава 1
Распределение

15 августа 1999 г., Пристанище
- Скажите «чиз»! - воскликнула Молли Уизли.
- Чи-и-и-из! – дружно протянули шесть ее невесток и дочь.
Фигуры собравшихся озарила вспышка света – фотография была снята.
- Просто поверить не могу, что все мои девочки забеременели в один и тот же год, - произнесла миссис Уизли-старшая и умиленно вздохнула. Ее супруг весело улыбнулся и приобнял жену за плечи.
- За новых членов семьи Уизли! – сказал он, поднимая бокал.
- И за то, чтобы клан Уизли заполонил весь мир! – крикнул Фред.
Собравшиеся осушили бокалы, а дом наполнился поздравлениями и смехом. Праздник только-только начинался.

1 сентября 2011 г., Пристанище
Сонный Артур Уизли перевернулся на другой бок и хотел было обнять жену, но вместо этого обнаружил, что ее половина кровати пуста. Он привык к тому, что Молли вставала раньше всех в доме – это был заведенный порядок, действовавший многие годы. Но сейчас все же было слишком рано даже для нее.
Встав с кряхтением с кровати – суставы давно уже были не те – мужчина надел тапочки, накинул поверх пижамы мантию и тихо выскользнул из комнаты.
Вот уже долгое время в Пристанище царили мир и относительный покой. Вскоре после войны дети обзавелись собственными семьями и разъехались кто куда. Казалось бы, это случилось так давно, но мистера Уизли, трепетно хранившего воспоминания о шумном прошлом своего дома, тишина до сих пор удручала. Как ни крути, но покой, хоть и прерываемый воплями упыря на чердаке, не наполнял дом жизнью. С этой задачей могла справиться лишь стайка озорных детей.
Будучи на последних ступеньках лестницы, Артур разглядел за кухонным столом силуэт своей жены. Судя по обилию лежащих перед ней салфеток, она плакала. Снова. Она снова плакала, глядя на старую, знаменитую в семье Уизли фотографию.
Артур улыбнулся, сел рядом с супругой и крепко обнял ее за подрагивающие плечи.
- Молли, пошли спать. Еще слишком рано, хоть сегодня и первое сентября.
- Прости, Артур, - шмыгнула носом миссис Уизли. – Просто я скучаю по ним. Будь они здесь, я бы как раз вставала, чтобы успеть все подготовить к отъезду в школу.
Мягко рассмеявшись, мистер Уизли притянул жену ближе и поцеловал ее в макушку. А потом перевел взгляд на фотографию – фотографию, на которой знал каждую деталь.
На ней была изображена лишь одна урожденная Уизли – малышка Джиневра. Она солнечно улыбалась, приветливо махала отцу одной рукой, а другой – поддерживала круглый животик. Стоявшая справа Гермиона, жена Рона, обнимала Джинни и Анжелину, жену Фреда. Гермиона и Анжелина в то время были на втором месяце и пока не имели заметных изменений во внешности. Они смотрели друг на друга и смеялись, необыкновенно чему-то радуясь.
Кэти Белл стояла слева от Джинни и нежно поглаживала внушительных размеров живот. Она первая подарила Молли и Артуру внука. Вернее, внуков. А вскоре после рождения близнецов они с Джорджем поженились.
Тихая и умиротворенная Пенелопа, супруга Перси, всем своим видом воплощала достоинство и элегантность. Она смотрела на остальных девушек, но, заметив взгляд Артура, сразу же ему улыбнулась.
У Элисон, суженой Чарли, кою ему повезло встретить в Румынии, только-только начали проявляться признаки беременности. Она с удобством устроилась перед всеми на полу и, прижав руку ко рту, безудержно над чем-то хихикала. В ее глазах Артур видел те же озорные искорки, что неизменно плясали в глазах неугомонных Фреда и Джорджа.
Чуть позади девушек источала неземную красоту Флер, вышедшая за Билла через несколько часов после того, как он помог Гарри победить Волдеморта. Она была на пятом месяце, когда делался снимок, но беременность не уменьшила очарования внучки вейлы – даже на фотографии ее грациозные движения гипнотически приковывали взгляд.
Тот счастливый для семьи Уизли день ознаменовало замечательное событие: Гермиона и Анжелина одновременно объявили о том, что ждут малышей. Эта новость требовала памятной фотографии, ведь она означала, что все дочери Молли и Артура (а именно так относились к девушкам старшие Уизли) забеременели в один год.
Мистер Уизли вспомнил, какое шикарное празднество последовало за этой фотографией, и его мягкий смех перешел в настоящий хохот.

15 августа 1999 г., Пристанище
- Я стану отцом, - пробормотал Рон, все еще не в силах отойти от шока. – Отцом. Я.
Гарри рассмеялся и сунул в несопротивляющиеся руки друга кружку со сливочным пивом.
- Только подумай, в Хогвартсе снова будут Поттер и Уизли!
Легкая тень тревоги омрачила лицо присутствовавшего здесь же Альбуса Дамблдора, как будто он только что понял что-то, ускользнувшее от внимание остальных. Пожилой волшебник быстро подсчитал что-то на пальцах и произнес:
- Насколько я понимаю, в Хогвартсе будет по меньшей мере шестеро Уизли и Поттер на одном курсе.
На диван возле профессора с разбегу плюхнулся Джордж, едва не заставив видавший виды предмет мебели развалиться.
- А ведь точно! Ну, думаю, состав гриффиндорской квиддичной команды на шесть лет уже утвержден!
- Да-а-а, - рассеянно протянул Дамблдор, явно думая о чем-то другом.
Тем временем, Артур отчаянно пытался убедить Фреда слезть с кухонного стола, на котором он исполнял импровизированный танец в честь грядущего отцовства. Флер, Кэти и Гермиона наблюдали за этим увлекательным зрелищем и от души смеялись.
Чуть в стороне Джинни высматривала среди празднующих собственного мужа. Наконец, карие глаза встретились с зелеными, а руки девушки зарылись в и без того непослушную черную шевелюру. Мистер и миссис Поттер смотрели друг на друга и улыбались, бесконечно счастливые и не замечающие хаоса вокруг.

1 сентября 2011 г., Пристанище
- Пошли спать, Молли, - повторил Артур, мягко, но настойчиво побуждая жену встать со стула.
- Я скучаю по ним, Артур. Я ужасно по ним скучаю.
Мистер Уизли посмотрел на часы, подаренные ему Гарри на Рождество.
- Ты видела их всего семь часов назад, помнишь?
- Конечно, я помню! Я просто завидую этим девчонкам и чудесному хаосу, который царит в их жизнях! – Молли вновь всхлипнула и потянулась за салфеткой. – Они так быстро выросли! Почему дети не могут оставаться детьми хоть немного дольше?
- Молли, давай просто… - Артур запнулся, раздумывая, каким образом поднять настроение жене.
- «Давай просто» что? – посмотрела на него миссис Уизли.
Мужчина хитро улыбнулся и поцеловал супругу в лоб.
- Давай просто пойдем и ляжем спать. А потом я отпрошусь с работы, чтобы мы могли поехать в Лондон и со всеми попрощаться. Снова.
Глаза Молли зажглись счастьем.
- Ох, я вышла замуж за самого замечательного волшебника на свете! – сказала она и вернула мужу поцелуй.

1 сентября 2011 г., платформа 9 и 3/4
Гарри прошел через барьер, отделявший платформу 9 и 3/4 от мира магглов. На руках у него сидела младшая дочь Маргарет – ее рыжие волнистые волосы торчали во все стороны, как щупальца медузы. Секундой позже на платформе появилась и остальная часть семейства под предводительством Джинни.
- Бабушка! – воскликнул старший сын четы Поттеров и понесся в объятия Молли. Гарри, глядя на это трогательное зрелище, уныло улыбнулся.
- Что-то не так, Гарри? – поинтересовался его тесть, оставив супругу общаться с внуками.
- Теперь я должен Гермионе кучу денег, - ответил «счастливый» отец. – Мы поспорили с ней о том, сможет ли Молли удержаться и не примчаться сегодня на Кинг-Кросс.
- А я тебе говорила, что ты бросаешь деньги на ветер, - шутливо попеняла Джинни, выныривая из-за спины мужа.
Гарри вновь улыбнулся, на этот раз ласково, и обвел взглядом платформу.
- Здесь как будто ничего не изменилось. Все точь-в-точь как в тот раз, когда я сам пришел сюда одиннадцатилетним мальчиком.
Джинни кивнула и тоже огляделась. Блестящий алый паровоз все так же сверкал в лучах солнца, а удобные вагоны ожидали учеников. Но одна вещь все же оказалась непривычной.
- Разве в поезде было так много вагонов, когда мы учились в Хогвартсе? – удивилась миссис Поттер.
- После войны уровень рождаемости резко повысился. В этом году в Хогвартс поступает почти сотня детей – рекордное число за последние шестьдесят лет.
- Ты уверен, что справишься с ними всеми? – Джинни выглядела обеспокоенной.
- Последние одиннадцать лет сделали меня опытным воспитателем. Думаю, я смогу их контролировать, - Гарри уверенно кивнул в подтверждение своих слов, но в глазах его мелькнула тень сомнения.
- В самом деле? – не преминула поддеть мужа миссис Поттер.
- А ты мне не веришь?
- Просто тетя Джинни слишком хорошо тебя знает, дядюшка, - зазвучал за их спинами звонкий девичий голосок.
Чета Поттеров развернулась как раз вовремя, чтобы узреть прибытие Перси и Пенелопы с дочерью.
- Действительно, она присматривает за ним куда больше десяти лет, - пошутил глава отдела международных связей и улыбнулся девочке.
Джинни, вспомнившая школьные годы, тут же залилась краской.
- Кыш отсюда, маленькая проказница, - беззлобно приказала она ребенку. – Иди подонимай свою бабушку.
С радостным гиком девчонка сорвалась с места и кинулась к Молли, чтобы получить свою порцию объятий.
- Рад видеть тебя, Перси, как дела? – спросил Гарри, пожимая мужчине руку.
- Неплохо. Хотя на прошлой неделе чуть не разразился ужасный скандал между бельгийским и французским министрами. К счастью, мое появление привело их в чувство.
- Дай угадаю, Перс, твое занудство успокоило их до полного зомбирования?
Собеседники синхронно повернулись к новоприбывшему семейству: статному рыжеволосому мужчине и прекрасной белокурой женщине, за которыми шествовали их дети.
- Билл! – хором воскликнули Гарри и Перси.
Впервые за долгое время платформа девять и три четверти вновь стала местом воссоединения шумного клана Уизли. И, как и много лет назад, здесь бурно веселились непослушные дети – неизменно огненно-рыжие и неизменно многочисленные.
- Молли просто не могла удержаться и не придти проводить их, - заговорил Артур с каким-то нервным субъектом – вероятно, родителем одного из магглорожденных волшебников. – Представляете, двенадцать моих внуков идут в Хогвартс в один год!
Маггл одарил мистера Уизли откровенно диким взглядом и, извинившись, поспешил сбежать.
- Я думаю, тебе не следовало этого говорить, - хмыкнул Билл. Он по-прежнему носил длинные волосы, хоть они уже и начали седеть на висках.
- Да, этого господина определенно не греет мысль о том, чтобы послать единственного ребенка в какую-то далекую школу вместе с дюжиной неконтролируемых бестий из одной семьи, - сказал кто-то за их спинами. Отец с сыном развернулись, и на их лицах появились улыбки.
- Джордж! – воскликнул Билл.
- Вообще-то я Фред, Билл, - закатил глаза один из близнецов.
- Прости. А ты отлично выглядишь!
- Спасибо, - улыбнулся Фред и повернулся, чтобы продемонстрировать родственникам новую мантию. – Паутина акромантула, чешуя дракона и шерсть Йети для тепла. Бизнес идет просто шикарно, мы с Джорджем открываем сто двадцать пятый магазин на следующей неделе. В Токио.
- Все еще конкурируете с Зонко? – спросил Билл, на что Фред округлил глаза.
- Я тебя умоляю. Ты бесконечно отстал от жизни! Зонко потерпел сокрушительное поражение еще в прошлом году – теперь его магазины принадлежат нам.
- Но как вы это провернули?
Фред осклабился в хищной улыбке.
- Наша обожаемая, драгоценная невестка, Гермиона Грейнджер-Уизли, была ведущим юристом нашей компании весь прошлый год. И она просто дьявол, когда доходит до деловых переговоров.
Билл и мистер Уизли-старший одинаково улыбнулись в ответ.
- Мы можем себе представить.

1 сентября 2011 г., Хогвартс, Большой зал
Гарри восседал среди преподавателей и рассматривал нетерпеливых учеников, устроившихся за четырьмя факультетскими столами. Дамблдор, как и прежде занимавший центральное место за столом преподавателей, мягко прокашлялся, чтобы привлечь к себе его внимание.
- Кстати говоря, Гарри, из-за того, что вы с семьей предпочитаете скрывать свой дом под чарами Фиделиус, никто из присутствующих еще не знает, что в этом году твои дети идут в Хогвартс, - сказал он, желая заполнить ожидание Хагрида и Макгонагалл с первокурсниками интересным разговором.
Гарри кивнул в подтверждение его слов, и остальные учителя тоже проявили любопытство к обсуждаемой теме.
- Мои поздравления, Гарри! – сказал профессор Флитвик. – Как быстро время летит, я и не думал, что твоему старшему уже одиннадцать! Ну и как тебе перспектива учить собственных детей?
Гарри криво усмехнулся в ответ.
- Честно говоря, профессор, я уже начал их учить. Они сейчас где-то на уровне третьего курса в Защите. Я хотел, чтобы они могли за себя постоять, если волею судеб им вдруг придется столкнуться с сомнительными личностями.
Преподаватели мрачно закивали, но ничего не ответили, поскольку в этот момент двери распахнулись, и профессор Макгонагалл ввела в зал самую многочисленную группу первокурсников из всех, что Гарри приходилось видеть.
С такого расстояния их невозможно было хорошо разглядеть, но рыжие макушки некоторых сразу бросались в глаза.
По традиции Макгонагалл принесла трехногую табуретку и распределяющую шляпу, и все замолчали, чтобы послушать ее песню.
Прежде, чем очередь дошла до первого отпрыска мистера Поттера, шляпа распределила по факультетам около половины учеников. Наконец, заместитель директора назвала долгожданное «Поттер, Джеймс», старший сын Гарри направился к табуретке, а профессор Снейп подавился вином.
Профессор Стебль же наклонилась к Гарри и прошептала:
- Он выглядит совсем как один милый маленький мальчик, которого мы все когда-то учили.
Гарри улыбнулся и кивнул. Его сын действительно очень походил на него самого в одиннадцать лет.
И вот, на голову Джеймса опустилась распределяющая шляпа. У Гарри перехватило дыхание.
«Хм, что же у нас тут? – заговорил волшебный артефакт голосом, слышным лишь надевшему шляпу мальчику. – Поттер и Уизли – очень интересно. Много храбрости, но и не меньше упорства. Куда же тебя отправить?»
«Я гриффиндорец», – мысленно ответил Джеймс.
«Похоже, ты в этом уверен. Никогда не сомневаешься, ни на минуту?»
«Не сомневаюсь. Никогда».
Шляпу его ответ, казалось, позабавил.
«Действительно, это так. Ну что ж, я не стану спорить – пусть будет, как ты хочешь».
- ГРИФФИНДОР!
Гриффиндорский стол взорвался аплодисментами. Джеймс же спокойно снял шляпу, передал ее профессору Макгонагалл и присоединился к ребятам со своего факультета.
- Поттер, Ремус.
Выступивший вперед второй сын Гарри нервничал больше, чем Джеймс.
Многострадальный профессор Снейп подарил Гарри долгий взгляд, но вернул свое внимание распределению так ничего и не сказав.
- Близнецы? – удивилась профессор Стебль, но мистер Поттер лишь улыбнулся и покачал головой.
На голову Ремуса водрузили шляпу.
«Ну и ну, еще один! И ты не менее настойчив, чем твой брат».
«Я знаю», - нервно ответил Ремус.
«А еще у тебя довольно-таки гибкий ум и мягкий характер, они пришлись бы ко двору в Хаффлпаффе. Но твои амбиции, хоть ты и прячешь их искусно, создадут проблемы. Думаю, самое подходящее для тебя место– Слизерин».
Ремус лишь мысленно фыркнул.
«Или нет? Тебя так же трудно распределить, как и человека, в честь которого тебя назвали».
«Дядю Ремуса было трудно распределить?»
« О, да. Честно говоря, я распределила его в Гриффиндор только для того, чтобы он смог найти поддержку, если его тайна вдруг будет раскрыта. Как знать, может и в твоем случае это самый подходящий вариант?»
- ГРИФФИНДОР!
Гриффиндорцы вновь неистово захлопали, и Ремус присоединился к брату с выражением облегчения на лице.
- Ну как это они не могут быть близнецами? – недоумевала профессор Стебль. – Они же абсолютно одина…
- Поттер, Сириус!
- Тройняшки? – с трудом выдохнула Стебль.
Гарри кивнул и улыбнулся своему младшему сыну.
Профессор Снейп выглядел так, словно проглотил что-то кислое.
- Три Поттера! – выплюнул он с отвращением, и даже те, кто сидел на другом конце стола, прекрасно его расслышали.
Распределяющая шляпа опустилась на голову очередного Поттера.
«Я вас умоляю, неужели снова Поттер? Что ж, во всяком случае, твой отец правильно дал вам имена. В тебе уж точно не меньше озорства, чем в Сириусе Блэке».
«Большое спасибо», - ухмыльнулся Сириус.
«Да, уверена, ты испытываешь к нему уважение. Его смерть стала сильным ударом для твоего отца. Конечно, вы многим различаетесь, но все же сходств достаточно, чтобы отправить тебя на тот же факультет».
- ГРИФФИНДОР!
В третий раз гриффиндорский стол охватили аплодисменты.
Гарри вздохнул с облегчением.
- И как только Джинни сумела выносить этих трех хулиганов? – спросила профессор Синистра.
- Эй! – возмутился Гарри в шуме аплодисментов. – Почему вы думаете, что они хулиганы?
- Возможно, из-за тех, в чью честь их назвали? – предположил Дамблдор, не глядя на мистера Поттера.
Гарри не нашел, что на это можно возразить.
Распределение все тянулось и тянулось, а в животах учеников все чаще раздавалось бурчание. Наконец, профессор Макгонагалл добралась до стайки огненно-рыжих первокурсников.
- Уизли, Александр.
Гарри склонился к профессору Стебль и прошептал:
- Младший сын Фреда.
Едва он успел договорить, как новость разошлась по столу преподавателей.
«Ага! – говорила тем временем шляпа. – Я знала, что не пройдет много времени, прежде чем в школу вернутся Уизли».
«Вообще-то до меня ты уже распределяла Джеймса, Ремуса и Сириуса».
«Поверь мне, они Поттеры до мозга костей, и неважно, кто их мать. С тобой же все по-другому. Хм… а у тебя, пожалуй, больше здравого смысла, чем у твоего отца!»
«У меня больше здравого смысла, чем у папы?» - недоверчиво переспросил Алекс.
«О, да. Твой отец и его брат поменялись местами, когда проходили распределение. Я подумала, что лучше отправить их на один факультет, чтобы у них не было проблем».
Очарованный изобретательностью отца и дяди Джорджа, Алекс внимал словам шляпы развесив уши.
«Так что я абсолютно уверена насчет тебя, - продолжала она. – Впрочем, довольно об этом. Тебе определенно дорога туда же, куда и твоим родственникам».
- ГРИФФИНДОР!
Гриффиндорцы снова зааплодировали, а Гарри посмотрел на деканов факультетов. На лицах профессоров Стебль, Флитвика и Снейпа отражались разные степени облегчения.
- Не расслабляйтесь, - посоветовал мистер Поттер, и деканы взглянули на него с любопытством.
- Уизли, Артур.
- Старший сын Фреда, - прокомментировал Гарри.
Главы Хаффлпаффа, Равенкло и Слизерина занервничали вновь.
«Да, я так и знала, что следующим тоже будет Уизли».
«Ну, для этого не нужны серьезные логические выкладки».
«Хм, Уизли с острым умом вместо горячего темперамента… Необычно».
«Хм, ветхий головной убор, составляющий психологические характеристики. Необычно».
«А ты весьма смел, мой мальчик. Все с тобой ясно».
- ГРИФФИНДОР!
Стол Гриффиндора вновь неистовствовал, тогда как у преподавателей возникла непредвиденная забота - Артур Уизли опустился на последнее свободное место за столом своего факультета. Профессор Дамблдор посмотрел на многочисленных гриффиндорцев, затем перевел взгляд на столы других факультетов – с кучей свободных мест, затем – на еще не распределенных учеников – сплошь рыжеволосых, и взмахнул палочкой. Гриффиндорский стол вытянулся сам по себе, а в следующий момент из ниоткуда возникло несколько домовых эльфов, чтобы сервировать новые места. После того, как дело было сделано, они исчезли с тихим хлопком.
Распределение продолжилось.
- Уизли, Брианна.
Худая долговязая девчонка с волнистыми волосами цвета меди прошествовала к табуретке со спокойной решимостью.
- Дочь Рона и Гермионы, - сказал Гарри, отвечая на невысказанный вопрос.
- Ах, с нетерпением жду, когда она появится на моем уроке, - заинтересовался девочкой Флитвик.
«Дорогая, ты – дитя наиболее интересного союза. Твою мать было очень трудно распределить, в то время как для отца существовал единственный возможный вариант».
«Мне все равно, куда ты меня распределишь, - ответила Брианна. – Я уверена, что ты сделаешь правильный выбор».
«Да, очень интригующе. Равенкло или Гриффиндор. Ну что ж, учитывая, что я уже распределила на львиный факультет пятерых отъявленных проказников, будет мудро, если я отправлю туда кого-то, кто сможет усмирять их пыл».
- ГРИФФИНДОР!
По лицу Макгонагалл было заметно, что Брианна стала единственной Уизли, которую профессор была рада принять на свой факультет.
Гарри Поттер энергично аплодировал, он знал, что Рон и Гермиона будут на седьмом небе от счастья, когда узнают, что их дочь пошла по их стопам.
- Уизли, Чарльз.
На табуретку сел, наверное, самый высокий первокурсник с тех пор, как в школе учился Хагрид. В свои одиннадцать он уже был ростом шесть футов.
- Сын Билла, - проинформировал Гарри.
Снейп был зол и угрюм, хотя Чарли, сидевший на низенькой табуретке, выглядел презабавно – из-за большого роста его ноги упирались ему в грудь.
«Что, снова Уизли? Меня это уже даже не удивляет».
«Тогда можно я пойду туда же, куда и мои кузены?»
«Посмотрим. В тебе определенно достаточно врожденного благородства для этого факультета, но твой мягкий нрав и решительность определенно сослужат тебе хорошую службу в Хаффлпаффе».
«Но мне хотелось бы быть поближе к кузенам, мэм».
«Мерлин, он еще и вежливый! Хорошо, я отправлю тебя туда, куда ты хочешь, но отныне тебе придется следить, чтобы проказы твоих родственников не обернулись чем-нибудь ужасным».
- ГРИФФИНДОР!
По рядам учеников пронеслась волна хихиканья, а к столу красно-золотого факультета присоединился еще один рыжий мальчишка.
- Уизли, Кристофер, - напряженным голосом вызвала Макгонагалл.
- Да сколько же в этом году первокурсников-Уизли? – спросил Флитвик у Гарри.
Мистер Поттер лишь злорадно усмехнулся.
- Старший сын Джорджа, - сказал он, ни к кому конкретно не обращаясь.
Шляпа опустилась на голову мальчика, преподаватели застыли с постными выражениями лиц.
«Еще один. Ах, но что это? Большие амбиции, о да. Я давно ни в ком не видела настолько ярких качеств. Есть у тебя и желание проявить себя, и, о Мерлин, просто уникальный ум! Куда же мне тебя отправить?»
«Только не в Слизерин. Куда угодно, но не туда», - отрезал Кристофер.
«Ты уверен? Впрочем, твой дядя был в такой же ситуации, и он оказался прав в своем выборе. Заместительнице директора это определенно не понравится, но…»
- ГРИФФИНДОР!
На этот раз смешки были еще громче, а лицо Макгонагалл картинно побледнело. Кровавый Барон по сравнению с ней казался загорелым мачо.
Оглянувшись на Снейпа, Гарри понял, что и ему здорово поплохело.
- Да уж, перспектива иметь дело со столькими Уизли разом не может не обескураживать, - прошептал мистер Поттер, а услышавшие его преподаватели закивали в полном согласии.
- Уизли, Хэйди.
Девочка прошествовала к табуретке в сопровождении нескрываемого смеха.
- Дочь Перси, - сказал Гарри. – И, скажу я вам, вся в отца.
Мысль о появлении в Хогвартсе копии Персиваля Уизли вызвала у преподавателей самые разные реакции.
«Мать честная, да что тут происходит?! Мне что, забыли сообщить, что мир захватили Уизли?»
Хэйди лишь оскорблено фыркнула в ответ.
«А, ну да. Ты очень похожа на отца, вот и иди туда же».
- ГРИФФИНДОР!
По залу пронесся дружный стон, и среди учеников начались перешептывания. Тема захвата семейкой Уизли пусть не мира, но уж точно львиного факультета, донельзя волновала умы собравшихся.
Когда профессор Макгонагалл зачитывала следующее имя, ее руки заметно дрожали.
- Уизли, Изабелла.
Послышавшиеся было вновь смешки быстро стихли, когда дочь Флер грациозно и неспешно подошла к табуретке. Ее золотисто-рыжие волосы, словно гипнотизируя, покачивались в такт ее движениям. Наконец, девочка изящно опустилась на сидение.
- Дочь Билла, - сообщил Гарри, но его никто не слушал.
Наследственная магия вейл работала даже в четвертом поколении, так что оторвать глаза от Изабеллы зрители смогли лишь когда ее высоченный брат-близнец угрожающе хрустнул пальцами.
«Это заговор, я уверена в этом».
«Что, простите?»
«Не бери в голову. Ты не обладаешь возмутительным воинственным темпераментом Уизли, так что, думаю, нужно отправить тебя к брату и кузенам, чтобы они могли защищать тебя от нежелательного внимания».
- ГРИФФИНДОР!
Столы Хаффлпафа, Равенкло и Слизерина вновь застонали – на этот раз от отчаяния.
Гарри посмотрел на Снейпа – профессор зелий выглядел подавленно.
Макгонагалл нервно сглотнула и продолжила с надрывом:
- Уизли, Уильям.
Вернувшиеся в свое нормальное состояние, ученики вновь безудержно хихикали.
Преподаватели, один за другим, повернулись к Гарри, словно ожидали от него божественного откровения.
- Мальчишка Чарли, - пожал плечами он.
Снейп уронил голову на руки.
- Не-е-ет! Только не еще один. Пожалуйста, только не еще один, – фанатично бормотал он.
«Они издеваются?!»
«Чего?»
«На черта я здесь нужна? Ты же Уизли, как будто ты не знаешь, куда тебе идти».
- ГРИФФИНДОР!
Большой зал едва не рыдал от смеха. Даже гриффиндорцы, приветствуя новоприбывшего, откровенно веселились.
Наконец, все успокоились и застыли в ожидании следующего имени.
- Уизли, Захарий.
Ученики снова смеялись, а преподаватели на этот раз даже не посмотрели на Гарри, когда он бросил «Еще один сын Джорджа, близнец Кристофера».
«Кролики. Вы все как кролики».
«Прошу прощения?»
- ГРИФФИНДОР!
Гриффиндорский стол взорвался радостными воплями, и последний из распределенных первокурсников присоединился к товарищам по факультету. Ряды гриффиндорцев тут же затянули дружным хором «Они все у нас, они все у нас!».
Гарри по-прежнему сидел среди преподавателей и вежливо хлопал племяннику. В данный момент он был единственным взрослым волшебником, сохранившим ясный рассудок – все его коллеги последовали примеру Снейпа и едва ли не бились головой об стол.
- Девять. Девять Уизли. И три Поттера, - содрогался профессор зелий. – Я этого не выдержу.
Остальные преподаватели вторили ему на разные лады, лишь быстро пришедший в себя Дамблдор умудрялся благожелательно улыбаться.
- Чему это вы так радуетесь, Альбус? – поинтересовался профессор чар.
- Ну как это чему, Филиус! Разумеется, тому, что я уже многие годы не преподаю.


запись создана: 05.09.2011 в 11:57

@темы: fanfiction, переводы

URL
Комментарии
2011-09-05 в 12:16 

sovus bessonnicus
Батут в кустах - излюбленный сюжетный ход!
- Чему это вы так радуетесь, Альбус? – поинтересовался профессор чар.
- Ну как это чему, Филиус! Разумеется, тому, что я уже многие годы не преподаю.

Дамблдор жжот!
И если я не ошибаюсь, то количества отпрысков Поттер-Уизли как раз хватит на целую группу.

2011-09-05 в 20:40 

Эйли-Пеле
А, так ты, значит, не только прекрасный фикрайтер, но и замечательный переводчик! :)

2011-09-05 в 21:57 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Klodia Picchiatella, угу, а еще пара поколений - и Гриффиндор можно будет переименовывать в Уизли-хаус)

Пеле, на самом деле, это моя профессия :rolleyes:

URL
2011-09-05 в 22:20 

Эйли-Пеле
Journey-Long, оу, ну... хорошо справляешься! ^___^

2011-09-05 в 22:33 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Спасибо)

URL
2011-09-12 в 12:29 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Пр. пер.: не удивляйтесь тому, что после распределения идет флешбек к платформе. У автора своеобразная манера подачи информации. Но логика повествования там не нарушена, все в порядке.

Глава 2
Хогвартс-экспресс


1 сентября 2011 г., платформа 9 и 3/4
Гарри Поттер держал на руках свою младшую дочку Маргарет и молча взирал на то, как трое его сыновей ставят на уши платформу 9 и 3/4. Стоявшая рядом Джинни держала за руку другую их дочь. Малышку Лили Поттер как будто радовала мысль о том, что старших братьев не будет дома целых десять месяцев, но Гарри прекрасно знал, что совсем скоро девочка начнет по ним скучать.
Впрочем, через три года и самой Лили предстояло впервые отправиться в Хогвартс.
Мистер Поттер вздохнул, слушая краем уха брюзжание Перси о ссоре французского и бельгийского министров. Его дети неумолимо вырастали, и уж этого никакие политические ухищрения избранных личностей предотвратить не могли.
Гарри застыл, заинтригованный, заметив в толпе прилизанного блондина значительно старше его сыновей. В данный момент юноша шагал прямиком на Ремуса и явно не считал его существенным препятствием на своем пути.
- Прочь с дороги, убожество! – прикрикнул Дэмиен Малфой, гордо демонстрируя значок старосты на отвороте мантии. Мысль самому изменить траекторию даже не пришла ему в голову, и новоявленный блюститель школьного порядка сбил первокурсника с ног.
Ремус грохнулся на платформу и посмотрел на старосту со смесью недовольства и недоумения. Он ведь не сделал незнакомому слизеринцу ничего плохого!
- Что? Что ты на меня так смотришь? – елейно поинтересовался белобрысый.
- Из-за тебя я упал, - просто ответил Ремус. Он был слишком ошеломлен, чтобы выдумать что-нибудь более остроумное.
В глазах собеседника зажглись огоньки злобного веселья.
- Уж не обвиняешь ли ты старосту в том, что он преднамеренно сбил тебя с ног? – угрожающе произнес Малфой.
Только Ремус открыл рот, чтобы ответить, как за спинами мальчишек зазвучал голос Артура, одного из кузенов братьев Поттер.
- Ну что ты, ожидать, что слизеринцу хватит ума вспомнить, что он натворил всего секунду назад? Бессмысленная трата времени!
Дэмиен резко развернулся и уж собрался было сообщить новому участнику конфликта, кто он есть и в каком гробу слизеринский староста его видел, но… никого перед собой не обнаружил. Еще бы, для юного Малфоя, в отличие от Ремуса, не было очевидным то, что пронырливый Артур Уизли умудрился позаимствовать у дядюшки Фреда мантию-неведимку!
Тем временем, возле навострившего уши Поттера-младшего послышались мягкие шаги и шорох ткани – одно мгновение, и Ремус тоже оказался под мантией. Артур хулигански усмехнулся и приложил палец к губам.
Малфой же, так и не разобравшись, кто над ним насмехался, повернулся, чтобы продолжить разговор со своей жертвой.
- Никто не смеет делать дурака из… Малфоя, - неуверенно закончил он, обнаружив, что запугивать, собственно, уже и некого.
Невидимые первокурсники не выдержали и рассмеялись, а староста завертелся волчком, силясь определить источник этих в высшей степени оскорбительных звуков. Впрочем, на шумной платформе это было весьма проблематично. Щеки Дэмиена окрасились яростным румянцем и он, злой как черт, поспешил скрыться в поезде.
Артур помог Ремусу подняться, и мальчишки, все еще скрытые волшебной мантией, побрели с места происшествия.
- Нам нужно найти укромный угол и снять эту штуку, - прошептал Артур. – Мой отец ни в коем случае не должен увидеть ее у меня.
- Я просто поверить не могу, что ты украл у дяди Фреда мантию-неведимку! – возмутился в ответ Ремус.
- Одолжил! Я одолжил у него мантию-неведимку.
- И когда же ты планируешь ее вернуть?
- Когда придет время.
- А когда оно придет?
Артур громко фыркнул и тут же прикрыл рот рукой.
- Разумеется тогда, когда я скоплю достаточно галлеонов, чтобы купить свою собственную! – отрезал он.
Мальчики медленно двигались к концу платформы, пока неподалеку от них вдруг не возникла фигура высокого стройного мужчины. С губ Ремуса сорвался обреченный стон.
- Ты чего? – удивился Артур.
- Папа. Прямо перед нами.
- И что? Он не может нас видеть.
- Арти, ты помнишь, чтобы кто-либо – и я имею в виду не конкретно нас, а вообще кого угодно – сумел обвести папу вокруг пальца?
- Хм… нет, не помню, - нахмурился Артур. – Я знаю, что папа и дядя Джордж пытались раньше шутить над ним, но в результате их проделки всегда оборачивались против них же.
Ремус согласно кивнул.
- Я тоже не знаю никого, кто способен его обмануть. И все шутки с него как с гуся вода.
- А как же твоя мама? Тетя Гермиона рассказывала мне, что она постоянно крадет его носки, а вся ваша семья смотрит и веселится. Он ведь так и не прекратил это.
Ремус улыбнулся и покачал головой.
- Папа обернул мамины проказы против нее же. Он просто крадет свои носки обратно. Никто не знает, как. Он даже из комнаты не выходит, они как будто сами возвращаются в его шкаф. Маму это, разумеется, возмущает, и все начинается по новой.
Артур посмотрел на кузена с сомнением.
- Ладно, но мы же не собираемся шутить над твоим отцом. Нам нужно просто пройти мимо него под этой мантией. И если мы этого не сделаем, я не смогу забрать ее с собой в Хогвартс!
- Что ж, надеюсь, нам повезет, - пробормотал Ремус, и первокурсники продолжили прерванный путь.
Тем временем, вездесущий Гарри Поттер старательно делал вид, что его совсем не интересует происшествие с Дэмиеном Малфоем, и уж тем более его не тянет постоянно оглядываться в сторону исчезнувших под волшебной мантией детей. А детки, между тем, не могли скрыться от его глаз при всем желании. Мистера Поттера еще в школе чрезвычайно интересовали волшебные свойства всевидящего ока небезызвестного Аластора Грюма. Сделав же подобные артефакты темой своего дипломного проекта, он не только изучил их вдоль и поперек, но и нашел способ наделить теми же свойствами собственные очки.
Наконец, мальчишки подошли достаточно близко, и Гарри, едва сдерживая улыбку, нарочито громко заговорил со своей супругой.
- Кстати говоря, ты знаешь, что несколько лет назад мантии-неведимки внесли в список запрещенных в Хогвартсе вещей? – спросил он как бы между прочим.
Артур и Ремус застыли, пораженные до глубины души.
- Да, я знаю, - недоуменно нахмурилась Джинни. – Почему ты вдруг об этом заговорил?
Гарри таинственно хмыкнул.
- Да так, обдумываю варианты наказания для ученика, который все-таки рискнет протащить ее в школу.
Почти что пойманные с поличным, мальчики посмотрели друг на друга с откровенным ужасом.
Миссис Поттер нахмурилась еще сильнее, но уже в следующую секунду, взгляд ее озарился пониманием.
- И что же ты придумал? – с энтузиазмом подыграла она мужу.
- Возможно, стоит отдать этого мелкого шкодника на растерзание его дядюшки? – сказал Гарри, задумчиво потирая подбородок. – Разумеется, я имею в виду того дядюшку, чья разговорчивость может сравниться лишь с его же занудством, а не того, который раскидывает где попало волшебные артефакты.
Мистер Поттер развернулся и вперил взгляд в собственного сына.
Ремус, не выдержав такого напора, зажмурился и опустил голову.
- Ну все, это полный провал, - обреченно прошептал он.
- Но… но как? – Артур, напротив, смотрел на дядю расширившимися от удивления глазами. Он все никак не мог отойти от шока.
Гарри приблизился к мальчикам, сорвал с них мантию и застыл в ожидании. Он не стал ничего говорить, лишь вскинул бровь в лучших традициях незабвенного профессора Снейпа.
- А… э… привет, папа.
- Да, э… здравствуй, дядя Гарри.
- А мы тут… мы просто… ну…
Мистер Поттер терпеливо ждал объяснений.
- Ремус упал, и я… э…
- Да, мы… ну…
- Исчерпывающе, - фыркнул Гарри, перекидывая мантию через руку. Затем ответственный родитель, как и положено, смерил детей суровым взглядом и был таков, не забыв, впрочем, поправить Ремусу галстук.
Мальчики вздохнули с облегчением – оба чувствовали себя так, словно только что избежали мучительной смерти.

URL
2011-09-12 в 12:29 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
1 сентября 2011 г., Хогвартс-экспресс
Поезд, набирая скорость, двигался на север, а Ремус, окруженный со всех сторон родственниками, нехотя рассказывал о произошедшем на платформе. Девятеро юных Уизли специально набились в купе к братьям Поттер, чтобы послушать захватывающую историю о первом школьном приключении их кузена.
- Этот староста Малфой просто позор своего факультета, - категорично заявила Хэйди, когда рассказ был окончен. – О чем только думали учителя, когда его назначали!
- Да, он действительно несусветное позорище, - согласно кивнула Брианна. – Правда, старост назначают не учителя всем скопом, а лично деканы.
- Разве не профессор Снейп возглавляет Слизерин? – поинтересовался Чарли.
- Да, он самый, - ответил Джеймс, поднимая глаза на кузена. И без того высоченный, Чарльз остался стоять, чтобы остальные могли поместиться на сиденьях. – Но в этот раз он явно ошибся с выбором.
Брианна посмотрела на него с праведным возмущением.
- Как ты можешь! Преподаватели никогда не ошибаются! – выдохнула она.
- Да ну тебя, Бри, - закатила глаза Изабель. – Кончай ломать комедию.
Брианна смиренно сложила руки на коленях и хихикнула.
- Прости, Бель. После маминых наставлений я просто не могла удержаться.
- Еще бы… но лучше подожди до Хогвартса, в поезде все равно нет учителей, так что…
- Нет, есть! - перебил Захарий. – Я видел на платформе профессора Макгонагалл, она тоже садилась на поезд.
Остальные замолчали, переваривая эту неожиданную информацию.
- Знаете, - заговорил, наконец, Сириус, - мне определенно не нравится этот Малфой.
Джеймс кивнул и широко ухмыльнулся.
- И по-моему, нам стоит сделать так, чтобы его незаслуженно высокий статус аннулировали. Учитывая историю наших семей, он явно не будет к нам справедлив.
- Как же ты собираешься это сделать? – удивилась Изабель.
Джеймс и Сириус выдали абсолютно одинаковые многообещающие улыбки. Ремус, глядя на них, невольно занервничал, но вместе с тем его не оставляло предвкушение великого начинания.
- О, у меня великолепный план, Бель! – ответил Джеймс. – Итак, Малфой сейчас на собрании старост факультетов, которое закончится где-то через час. Пока это не случилось, ты, Сириус, найдешь в поезде старосту школы. А тебе, Реми, предстоит отправиться к самой… - мальчик сделал эффектную паузу, и Ремус улыбнулся, сообразив, какую роль ему уготовил брат.

1 сентября 2011 г., Хогвартс-экспресс, купе Минервы Макгонагалл
Дверь купе отъехала в сторону, и Минерва оторвалась от книги. На пороге стоял мальчик настолько похожий на Гарри Поттера, что на долю секунды женщина подумала, будто профессор Защиты от темных сил каким-то образом превратился в ребенка.
- Добрый день, профессор. Прошу прощения за беспокойство, могу я спросить у вас кое-что?
Заместительница директора захлопнула книгу.
- Конечно, дитя мое. Пожалуй, я могу не спрашивать, кто ваши родители. Вы ведь мистер Поттер, верно?
Мальчик кивнул и протянул руку для рукопожатия.
-Ремус Поттер, мэм.
Профессор Макгонагалл улыбнулась, глядя на это забавно-формальное приветствие, и пожала маленькую руку.
- Минерва Макгонагалл. На территории школы ко мне следует обращаться «профессор Макгонагалл».
- Я знаю, мэм, благодарю вас, - кивнул Ремус.
- Прошу, присаживайтесь, мистер Поттер.
Мальчик вновь поблагодарил ее и сел напротив.
- Что я могу для вас сделать? – спросила женщина.
Ремус озабоченно нахмурился.
- Мои дядья рассказывали мне множество историй о церемонии распределения. По большей части, они не вызывают доверия. Сомневаюсь, что мне предложат, скажем, сразиться с троллем. Но меня все же волнует этот вопрос. Не будете ли вы столь любезны рассказать мне, что нам, первокурсникам, предстоит сделать?
Минерва усмехнулась, вспомнив старинную утку про сражение с троллем. В свое время, близнецы Уизли здорово взволновали ею первокурсников.
- Полагаю, авторы этой захватывающей истории – господа Фред и Джордж Уизли?
Ремус чинно кивнул.
- Я не верил им до тех пор, пока услышал другую историю – про то, как на первом курсе папа и дядя Рон спасли от тролля тетю Гермиону.
Улыбка Макгонагалл исчезла в мгновение ока.
- Этот случай действительно имел место. Мистер Поттер и мистер Уизли поступили очень храбро, но вместе с тем и непозволительно безрассудно. Впоследствии я наградила их баллами, но они получили их лишь благодаря невероятной удаче.
Лицо Ремуса осветила вежливая улыбка – если бы Минерва знала его немного лучше, она бы обязательно заподозрила неладное. Но она видела его впервые в жизни, и с легким сердцем позволила себе увлечься разговором с мальчиком, выуживающим все новые и новые факты из истории своей семьи.

1 сентября 2011 г., коридор Хогвартс-экспресса
- Эгей, вы только гляньте! Снова этот придурковатый сын хорька!
Дэмиен Малфой резко обернулся и издал утробный рык. В конце вагона мелькнули и скрылись знакомые нечесаные вихры. Пребывая с некоторых пор в и без того отвратном настроении, слизеринский староста без раздумий ринулся вдогонку.
Однако знакомство со шкодливым первокурсником еще не исчерпало весь ассортимент неприятностей, и, ворвавшись ураганом в следующий вагон, Дэмиен картинно растянулся на полу. Натянутая поперек прохода бечевка – средство донельзя банальное – очевидно работала во все времена. Впрочем, бечевка оказалась волшебной и бесследно исчезла тотчас же, как мистер Малфой бросил на нее взгляд.
Тем временем, двери купе пооткрывались, и в коридор выглянули любопытные ученики – грохот при падении старосты стоял такой, что только глухой мог не заинтересоваться.
Дэмиен поднялся на ноги, пылая небывалой злобой. Второй раз за день его выставили идиотом, и оставлять этого просто так он уж точно не собирался.
Собрав в кулак остатки самообладания, мистер Малфой отряхнулся, гордо вздернул подбородок и двинулся вдоль вагона, внимательно заглядывая в каждое купе. Наконец, проклятый ребенок был обнаружен – он спокойно сидел у окна и как будто даже не подозревал о том, что его преследуют.
Вне себя от ярости, староста рванул дверь с такой силой, что стекло на ней чуть не разлетелось вдребезги.
- Ты думал, что сможешь убежать от меня, гаденыш?! – рявкнул слизеринец, нависая над мальчиком. Еще секунда, и он размазал бы сопляка по стенке, но тут за его спиной раздался голос, который Дэмиен отнюдь не желал слышать.
- Отвалил бы ты от него, а Малфой? Чего ты вообще распсиховался?
Слизеринец развернулся и столкнулся лицом к лицу с Фелисити Макдугал, бывшей некогда старостой Равенкло, а ныне – старостой школы. Кажется, пылая жаждой мщения, он не заметил, что она тоже едет в этом купе. Впрочем, это мало что меняло в его глазах.
- Этот мелкий паразит оскорбил меня и убежал, - решительно заявил Малфой. Он еще не распределен, так что я не мог наказать его по правилам, поэтому я решил… э… сделать ему строгое внушение.
Фелисити выглядела донельзя удивленной.
- Когда он оскорбил тебя, Малфой?
- Меньше двух минут назад, в коридоре!
Староста школы недобро прищурилась.
- Последние полчаса он был со мной в этом купе, Малфой. И ни разу не отлучался. И, думаю, мне следует сообщить директору, что ты злоупотребляешь своими обязанностями.
- Вздор! – фыркнул Дэмиен. – Я прекрасно знаю, что он только что сюда вбежал.
Будучи старше, Фелисити гордо возвышалась над слизеринским старостой и выглядела при этом весьма грозно.
- Он совершенно точно этого не делал! Или ты смеешь обвинять во лжи меня?! – разозлилась девушка.
Тем временем, у входа в купе собралась толпа. Устроенный старостами концерт просто не мог не заинтересовать общественность, особенно если учесть, что старосту школы не каждый день называют лгуньей. И если бы мистер Малфой не был так сосредоточен на конфликте, ему бы многое сказал тот факт, что у большинства зрителей были рыжие волосы.
- Я знаю, что ваши семьи давно враждуют, - сбавила тон Фелисити. – Но срываться на ребенке, который даже порог Хогвартса еще не успел переступить, просто недопустимо. Взыскание, Малфой. И двадцать баллов со Слизерина за твое поведение.
Дэмиен одарил старосту тяжелым взглядом, от души желая, чтобы она немедленно умерла в жутких мучениях.
Мисс Макдугал лишь пожала плечами и посмотрела на слизеринца как на маленького капризного ребенка.
Глаза Дэмиена, сжигаемого бессильной яростью, невольно увлажнились.
- Поплачь, Малфой, легче станет, - захихикал кто-то в толпе.
Злой и разочарованный, слизеринец отвернулся от Фелисити и вгляделся в толпу в поисках этого весельчака. Однако голос не был ему знаком, поэтому юноша просто растолкал народ и унесся прочь из вагона.
Староста школы сочувственно посмотрела на Сириуса.
- Мне жаль, что он так себя ведет. Я знаю, что ваши отцы страстно друг друга ненавидели в школе. Моя тетя училась с ними на одном курсе.
Сириус кивнул, изо всех сил делая вид, что недавняя сцена, да и вообще наличие лютого врага с первых дней в Хогвартсе, отнюдь его не испугали.
- Спасибо. Спасибо… э… за то, что вступилась за меня.
- Ну что ты, меня не нужно благодарить, - улыбнулась Фелисити. – Старосты обязаны быть справедливыми.
Сириус улыбнулся в ответ и устроился в своем кресле поудобнее.
- Итак, о моем отце и Малфое. Что еще интересного тебе рассказывала тетя?

URL
2011-09-12 в 12:30 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
1 сентября 2011 г., коридор Хогвартс-экспресса
Джеймс проследил взглядом путь побагровевшего от злости Малфоя и, довольный, повернулся к Заку и Уильяму.
- Отлично, все идет по плану. Зак, иди проверь, как дела у Реми. А я пока предприму еще одну попытку.
Захарий осклабился в коварной ухмылке.
- Жги, Джимми, - произнес он и повернулся ко второму кузену. – Пошли со мной, Уилл. Посмотрим, до чего Реми заболтал Макгонагалл, пока Джим готовится.
- Пойдем, - кивнул Уильям. – И если что – привлечем к помощи Криса.
Тем временем, Дэмиен Малфой, жертва смекалки Поттеров, молча бесился в соседнем вагоне. Мелкий ублюдок каким-то образом убедил старосту школы солгать! Для Малфоя это означало только одно: как только мальчишка высунет нос из-под крылышка Макдугал, он жестоко пожалеет о всех своих фокусах.
Но месть местью, а время текло своим чередом, и вот, в вагоне показалась дама, продающая сладости. Она толкала тележку от купе к купе, нестерпимо медленно приближаясь к слизеринскому старосте. Он пожирал ее глазами вот уже пять минут – после всех треволнений этого дня ему очень хотелось есть. Когда же тележка поравнялась с купе юного Малфоя, жизнь наконец-то показалась ему прекрасной.
А пока слизеринец блаженно предавался поеданию купленной им вкуснятины, в вагоне появился тот, кому он совсем недавно обещал справедливое возмездие.
- Здравствуйте, мэм, - бодро поздоровался с продавщицей Джеймс. – Я пропустил ваше появление, когда вы были в предыдущем вагоне. Скажите, могу я купить у вас что-нибудь сейчас?
- Конечно, дорогой, - сердечно улыбнулась пожилая леди. – Чего тебе хочется?
Джеймс склонился над тележкой и с энтузиазмом принялся искать что-нибудь, основательно и заметно пачкающее одежду.
- Ты очень похож на одного мальчика, который ездил в этом поезде много лет назад, - продолжала говорить продавщица. – Ты, должно быть, тоже Поттер?
- Да, мой отец – Гарри Поттер, - кивнул Джеймс. – И он просил меня быть с вами вежливым.
- Ах, как это мило с его стороны, помнить обо мне, - смутилась старушка. – Возьми еще что-нибудь, если хочешь. Бесплатно. Только никому не говори.
Лицо Джеймса осветила солнечная улыбка.
- Спасибо, мэм. Я очень ценю это.
Дэмиен как раз прикончил первое пирожное, когда за дверью его купе показалась ухмыляющаяся физиономия первокурсника, с которым он повздорил на платформе. В миг забыв про еду, слизеринец вскочил на ноги и рванул в сторону дверь купе.
Однако обнаглевший ребенок, вопреки ожиданию, вовсе не кинулся, испуганный, на утек. Блестящие зеленые глаза смотрели с откровенным весельем, а на мантии старосты стараниями мелкого вдруг появились огромные яркие пятна чего-то, без сомнения, съедобного.
Мистер Малфой, представивший, как выглядит со стороны, взвыл дурным голосом, а сделавший свое черное дело первокурсник со всех ног понесся с места преступления. Второй раз за день Дэмиен бросился в погоню.
Джеймс же, ни капли не испуганный, бежал в одному ему известное место и периодически проверял, не отстает ли его преследователь. В один прекрасный момент белобрысый хорек решил было настигнуть обидчика одним красивым длинным прыжком, но слегка переоценил себя и едва не впечатался носом в дверь. Мальчику это было только на руку – за то время, что Малфой ощупывал свой «гордый профиль» и открывал дверь, он нашел удобное место для броска и, как только слизеринец показался на пороге очередного вагона, угостил его чудеснейшей смесью тыквенного сока со свеклой и черничным вареньем. И без того приметные, волосы Дэмиена приобрели теперь откровенно дикий цвет.
Нахально ухмыльнувшись, Джеймс продолжил свой забег – разъяренный староста следовал за ним по пятам.

1 сентября 2011 г., Хогвартс-экспресс, купе Минервы Макгонагалл
Ремус знал, что его брат в опасности. Он не мог этого объяснить, он просто так чувствовал. Сыновья Гарри Поттера всегда чувствовали, когда кому-то из них требовалась помощь.
Вместе с тем, Реми знал и то, что Джеймс сейчас совсем не далеко. Буквально в двух шагах. Или даже в одном.
Дверь соседнего купе с грохотом открылась и закрылась, а профессор Макгонагалл с любопытством посмотрела в коридор.
- Не сочтите за наглость, профессор, но мне всегда хотелось попросить вас… - поспешил отвлечь ее Ремус. – Не могли бы вы показать мне свою анимагическую форму?
- Анимагическую форму? – удивилась профессор.
- Да, мэм, – мальчик прикусил губу и опустил очи доле. – Я столько всего читал про анимагов! И давно мечтал встретить хотя бы одного…
Макгонагалл улыбнулась – каким-то непостижимым образом Ремус Поттер постоянно заставлял ее улыбаться – а в следующий момент вместо пожилой леди в кресле сидела полосатая кошка.
Мальчик воззрился на нее с искренним восхищением. Впрочем, оно не помешало ему мимоходом отметить, что в коридоре вновь кто-то грохочет.
А грохотал, между тем, злой как тысяча чертей Дэмиен Малфой. Ворвавшись в энный по счету вагон, он привычным уже делом пронесся по коридору, заглядывая в каждое купе. И, о чудо, на этот раз его усилия были вознаграждены: искомый субъект как ни в чем не бывало восседал в пустом купе.
Дэмиен рванул дверь так, что она едва не слетела с петель.
- Ну все, теперь никто не спасет тебя, выродок! – разъяренно выплюнул Малфой. Сдернув резким движением мальчишку с сидения, он занес кулак для удара. Справедливость как будто восторжествовала, но тут… на его запястье опустилась чья-то сухая, но твердая рука.
Слизеринец оглянулся и наткнулся на взбешенный взгляд профессора трансфигурации.
- П-п-профессор, - пробормотал он и, нервно сглотнув, осторожно опустил свою жертву обратно в кресло. – А… а что вы тут делаете?
- Слежу за тем, чтобы по дороге в школу не произошло никаких эксцессов. И, кстати говоря, может вы объясните мне, с какой стати накидываетесь с кулаками на других учеников?!
- Он… э… Вообще-то он испачкал мою мантию.
Макгонагалл сурово поджала губы и взмахом палочки привела слизеринца в божеский вид.
- Вы волшебник, мистер Малфой. И должны бы понимать, что пятно на мантии – отнюдь не повод наносить физический ущерб другим людям. Ваше поведение меня просто поражает. Как вы вообще посмели заявиться сюда в таком виде?!
- Заявиться в таком виде?! – праведно возмутился Дэмиен. – Но профессор, я только и делал, что носился за этим мальчишкой по поезду! Я не виноват, что он побежал именно сюда!
- Прошу прощения? – удивилась Макгонагалл. – Уж не хотите ли вы мне сказать, что этот первокурсник только что сюда прибежал?!
- Именно так, мэм, - кивнул Малфой. – А я его преследовал. Вас в тот момент здесь не было, поэтому вы ничего не видели.
Профессор смерила слизеринца испепеляющим взглядом.
- Возможно, вы не заметили, мистер Малфой, но когда вы ворвались в купе – здесь была серая кошка.
Неудачливый староста громко сглотнул.
- Месячное взыскание, мистер Малфой, за беспочвенные обвинения, - жестко постановила Макгонагалл. – В семь вечера в моем кабинете весь сентябрь. И пятьдесят баллов со Слизерина за вранье преподавателю. А за нападение на студента… - пожилая леди приблизилась к юноше и сорвала значок старосты с отворота его мантии. – Всего доброго, мистер Малфой. Профессор Снейп назначит другого пятикурсника на ваше место.
Дэмиен одарил Ремуса взглядом, полным обещания жесточайшей расправы, и повернулся к выходу из купе.
- Ах да, и еще один момент, мистер Малфой, - окликнула его профессор.
Слизеринец оглянулся, не зная, чего ему хочется больше: убить эту ужасную женщину или сбежать от нее на другой конец света.
- Да, профессор?
- Пока мы не прибудем в Хогвартс, вы и близко не подойдете к мистеру Поттеру. Вам все понятно?
- Да, профессор, - выплюнул бывший староста и вышел.

1 сентября 2011 г., Хогвартс, Большой зал
Девятеро Уизли и трое Поттеров с комфортом устроились за столом своего факультета. Им передалось праздничное настроение остальных гриффиндорцев, и даже подозрительные взгляды, которые на них то и дело бросали профессор Макгонагалл, профессор Снейп и Фелисити Макдугал, не могли умерить их счастья.
- Интересно, что он обо всем этом думает? – задумчиво улыбнулся Крис Уизли, имея в виду, разумеется, хогвартского зельевара, который в данный момент сверлил ледяным взглядом Дэмиена Малфоя.
Бывший староста уткнулся в тарелку и старательно игнорировал внимание своего декана.
История его возвращения в ряды простых смертных распространилась среди гриффиндорцев в мгновение ока, и теперь в адрес белобрысого хорька то и дело отпускались шутки.
Наконец, слизеринец пересилил себя и, обратив свой взор на красно-золотой стол, нашел за ним Поттеров. Все трое радостно ему улыбнулись и подняли кубки в приветственном жесте.
- Ну что ж, - произнес Джеймс, вернув свое внимание родственникам, - Поттеры и Уизли вернулись. Мы все на том же факультете и даже немного добавили ему славы.
- За Хогвартс! – предложил Сириус. – Пусть он и дальше будет самым лучшим на свете местом для гриффиндорских приключений.
- За Хогвартс! – повторили за ним остальные и до дна осушили кубки.
И никто из них не заметил, что профессор Защиты улыбнулся и молча присоединился к их тосту.

URL
2011-09-12 в 22:44 

sovus bessonnicus
Батут в кустах - излюбленный сюжетный ход!
Так, а вот теперь вся эта чехарда с хронологией стала понятной. Но все же дети как-то слишком легко справились с Малфоем. И разве МакГонагалл может разжаловать старосту другого факультета?

2011-09-12 в 22:51 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Klodia Picchiatella, ну как сказать) Грамотную провокацию устроить не так-то и легко))
А Макгонагалл - заместитель директора. Она в Хоге все же круче, чем Снейп)

URL
2011-09-12 в 22:58 

sovus bessonnicus
Батут в кустах - излюбленный сюжетный ход!
А Макгонагалл - заместитель директора
Точно, я как-то упустила сей факт.
Короче, надеюсь следующая глава будет начинаться фразой "а теперь еще эпичнее!"

2011-09-12 в 23:02 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Klodia Picchiatella, думаю, именно так и будет)

URL
   

go-getter's diary

главная