18:15 

Фальшивые воспоминания

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Название: Фальшивые воспоминания (Affected Recollections)
Автор: little beloved
Переводчик: Journey-Long (aka Serenade)
Жанр: Humor, Romance, Drama
Пейринг: СС\ГГ
Рейтинг: G
Размер: миди
Саммари: Через четыре года после поражения Волдеморта Гермионе дают задание подготовить воспоминания Снейпа к судебному процессу. На первый взгляд, все ясно и понятно? На деле же оказывается, что не так-то просты эти воспоминания… Гермиона решает во что бы то ни стало приоткрыть завесу тайны и даже не подозревает, что в итоге получит даже больше, чем рассчитывала.
Дисклаймер: автор и переводчик ни на что не претендуют.
Предупреждение: АУ эпилога, ООС Азкабана
Ссылка на оригинал: ashwinder.sycophanthex.com/viewstory.php?sid=20...
Разрешение на перевод: получено
Статус: закончен

читать дальше

@темы: fanfiction, Гермиона Грейнджер, Северус Снейп, переводы

URL
Комментарии
2011-04-08 в 18:18 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Глава 5

Гермиона одарила свое отражение критическим взглядом. Сегодня она собиралась с небывалой тщательностью и даже надела свою любимую бордовую мантию. Лак для волос сотворил чудо с ее непокорными волосами и теперь, глядя в зеркало, девушка чувствовала себя так, словно в ее животе порхали тысячи бабочек. Впрочем, не все было так уж безоблачно.
Завтра должен был начаться процесс по делу Северуса Снейпа. Она не могла не бояться этого дня, хоть и ждала его долгие недели. Ощущение беспомощности давило на нее, и девушка никак не могла с этим справиться. Более того, сегодняшний день был последним, когда она сможет навестить своего профессора. Гермиона понимала, что последние месяцы вела себя безответственно. Она вышла за рамки рабочих отношений и позволила своему первому же подопечному стать кем-то большим, нежели объект изучения. Она знала, что ее эмоциональная привязка к бывшему преподавателю будет работать против нее, но, опять же, ничего не могла поделать. Он был потрясающе умен и обаятелен на свой специфический темный лад. Его голос был как ласкающий бархат, а пронзительный черный взгляд заставлял сердце биться чаще. В какой-то момент этот человек стал смыслом ее существования, и Гермиона уже не могла представить, чем заполнит свои дни, если он вдруг исчезнет из ее жизни.
Взглянув в последний раз на собственное взволнованное лицо, девушка взяла с туалетного столика сложенный в несколько раз кусок пергамента и вышла из спальни. Спрятав пергамент в складках мантии, она покинула квартиру. Ее путь лежал к уединенному тупику в конце улицы, откуда было удобно аппарировать.
Солнце медленно клонилось к закату, птицы разливались мелодичными трелями, но настроение Гермионы и не думало улучшаться. Добравшись до укромного места, девушка, без лишних раздумий, аппарировала к воротам Азкабана. Она помнила давящую атмосферу безысходности, окружавшую это место в дни ее первых посещений. Забавно, но потом, по мере того, как налаживались ее отношения с профессором, это чувство исчезло. Должно быть, радостное ожидание встреч со Снейпом затмевало возможные неудобства. Однако сегодня всё было иначе. Гермиона была в смятении и, глядя на величественные стены тюрьмы, чувствовала, что грядет нечто страшное и необратимое.
Добравшись до поста охранника, девушка печально улыбнулась.
- Здравствуй, Альберт.
- Здравствуй, юная мисс,- тихо ответил он и бросил мимолетный взгляд на дверь камеры 157. – Могу я перекинуться с тобой словечком?
Удивленная, Гермиона кивнула и позволила охраннику увести себя дальше по коридору, дабы разговор не достиг ненужных ушей.
- Я волнуюсь о Северусе, - прошептал Альберт. – Каковы его шансы на суде?
- Понятия не имею, Альберт. Я росла среди магглов и никогда по-настоящему не понимала логику решений Визенгамота. Я абсолютно не в состоянии предсказать завтрашние события, но доказательства невиновности Северуса неопровержимы. Думаю, если его и приговорят к заключению, то оно не будет долгим.
Альберт тяжело вздохнул.
- Если честно, я даже больше волнуюсь о том, что будет, если его освободят. Я уже не смогу присматривать за ним, как здесь. Я вот о чем хотел спросить: ты будешь навещать его, если его отпустят на все четыре стороны?
Гермиона застыла, не зная, что ответить.
- Я… я не знаю, захочет ли он этого. Я не уверена, что так уж нравлюсь ему. В школе я жутко его раздражала.
Альберт покачал головой.
- Северус не из тех, кого легко просчитать, но за три года я неплохо его изучил. Он часами меряет шагами камеру в ожидании твоего прихода, а на прошлой неделе, когда у меня было ночное дежурство, я слышал, как он звал тебя во сне.
Сердце Гермионы едва не выпрыгнуло из груди. Неужели это действительно правда?
- Я сделаю все, что смогу, Альберт. Если он позволит мне.
Альберт потрепал ее по руке и улыбнулся.
- Хорошая девочка. Думаю, ты – как раз то, что ему нужно.
Недоумевая, что же имел в виду старый охранник, Гермиона вернулась к двери нужной ей камеры. Руки девушки задрожали в предвкушении, быть может, последней встречи с профессором.
Когда она вошла внутрь, Северус стоял в другом конце комнаты, заложив руки за спину, и бесстрастно на нее смотрел. Он часто приветствовал ее сердитым взглядом или раздраженным кивком, но сегодня его лицо было совершенно непроницаемым. Как Гермиона ни старалась, она не могла прочесть в его глазах ни одной эмоции, хотя интуиция подсказывала, что зельевара переполняет печаль.
- Добрый вечер, мисс Грейнджер, - тихо сказал Снейп, не отрывая взгляда от ее лица.
- Здравствуйте, профессор, - ответила она, нервно сглотнув. За спиной девушки хлопнула дверь, и Альберт зазвенел ключами, запирая их.
- Не думал, что вы придете сегодня. Уверен, мы обсудили все ваши вопросы и все мои воспоминания.
- Разумеется, я не могла не прийти. Мы обсудили все вопросы и воспоминания сто лет назад. Если бы я хотела избавить вас от своего общества, я бы не стала тянуть так долго, - ответила Гермиона, выдерживая пронзительный взгляд собеседника. В ее душе бушевала целая гамма чувств, и больше всего на свете девушке хотелось, чтобы хоть одно из них оказалось взаимным.
Солнце медленно тонуло за горизонтом, окрашивая небо в темные тона. Светильники на стенах загорелись, разгоняя серость комнаты золотым сиянием. Гермиона облизала пересохшие губы и опустила глаза на складки своей лучшей мантии.
- Может быть, мы сядем? – мужчина махнул рукой в сторону стола и стульев около него.
- Да, спасибо, - пробормотала она, занимая свое привычное место. – Вы сегодня говорили со своими адвокатами?
- Разумеется, - ответил Северус, присаживаясь напротив.
- И что, они оптимистично настроены?
Собеседник пожал плечами.
- Они отвечали весьма уклончиво. Учитывая обстоятельства, меня едва ли можно обвинить в убийстве, но вот в умерщвлении – вполне.
Девушка помрачнела.
- Вот значит как…
- Мы можем поговорить о чем-нибудь другом? – мягко поинтересовался Северус.
- Да, конечно, - сказала Гермиона, нервно переплетая пальцы рук.
Они говорили несколько часов кряду, перебрав все возможные темы, от зелий до политики. Когда все вопросы были заданы, а кроссворды – разгаданы, когда ничто в камере уже не могло зацепить взгляд, они направили свои взоры друг на друга. В эту минуту они смотрели внимательнее, чем когда-либо. Гермиона жадно запоминала каждую черточку, каждую морщинку на суровом лице профессора. Ей казалось важным сохранить в памяти все детали, ведь, вполне вероятно, ей больше не представится возможность рассмотреть его вблизи.
- Я знаю, что вы не хотите говорить о том, что будет завтра, - неожиданно вырвалось у девушки, - но мне интересно, не переменили ли вы мнение насчет свободы. Вы уверены, что она действительно вам не нужна?
- Я уже ни в чем не уверен, - задумчиво ответил Северус. – Я понятия не имею, чего ждать от жизни за этими стенами.
- Но что, если они отпустят вас, профессор? Если к концу недели вы станете свободным человеком, что вы будете делать? Куда пойдете?
- У меня есть небольшой дом в Ист-Энде. В Тупике Прядильщиков… Не самое популярное место, но, уверен, дом должен хоть что-то стоить. Если… ладно уж, когда меня освободят, я продам его и использую полученные деньги, чтобы начать бизнес по изготовлению и продаже зелий. Услуги хорошего зельевара всегда востребованы, к тому же, я готовлю большинство редких зелий.
- Как всегда самодоволен, Принц-полукровка? – ухмыльнулась Гермиона.
- Я всего лишь говорю правду, - хмыкнул Снейп. – В кои-то веки.
Девушка рассмеялась.
- Где вы будете жить?
- Понятия не имею.
- Но вы ведь останетесь в Британии?
Профессор пожал плечами.
- Я не знаю. Вас это заботит?
Сердце Гермионы вновь заколотилось так, словно от этого разговора зависела ее жизнь.
- Да, меня это заботит, - серьезно ответила она.
Северус удивленно вскинул бровь.
- Ну что ж. Вероятно, я останусь в Британии, - сказал он после тяжелой паузы.
- А что вы будете делать, если вас отправят обратно в Азкабан?
- О, ну тогда я проведу остаток дней в этой камере, придумывая логические игры и истово надеясь, что когда-нибудь в «Таймс» напишут, что они «лучше, чем секс».
- Вот уж стоящее занятие, - хихикнула девушка.
- Еще бы, - усмехнулся Снейп. – Только вот я совершенно не представляю, что буду делать без ваших ежедневных допросов.
Гермиона бросила на мужчину пронзительный взгляд, пытаясь понять, дразнит он ее или же говорит всерьез. Однако выражение его лица было нечитаемым, и она в очередной раз прокляла его исключительную способность скрывать эмоции.
- Так или иначе, вас разрешено посещать по субботам, - сказала девушка, стараясь, чтобы ее голос звучал непринужденно. – Если хотите, я буду приходить и специально вас допрашивать.
Северус довольно улыбнулся.
- А если меня освободят?
Гермиона сглотнула, собирая в кулак всю свою гриффиндорскую смелость.
- Тогда я начну вас преследовать. У меня отлично получаются следящие чары.

URL
2011-04-08 в 18:19 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Профессор одарил ее долгим изучающим взглядом, но как только он открыл рот, чтобы что-то сказать, раздался стук в дверь и звон ключей.
Дверь приоткрылась, и в камеру заглянул Альберт.
- Извините за вторжение, но вы общаетесь уже больше трех часов. Боюсь, юной леди пора уходить. Скоро отбой, а завтра у нас длинный и трудный день.
Северус медленно встал из-за стола.
- Кажется, нам пора прощаться, - тихо сказал он.
Гермиона кивнула и нехотя поднялась со своего места.
- Я буду там… завтра… на суде. Я буду приходить каждый день, пока все не закончится, - девушка покопалась в карманах мантии и, достав сложенный несколько раз кусок пергамента, протянула его Снейпу. – Я хочу, чтобы вы это сохранили.
Мужчина взял пергамент и развернул его.
- Ваш адрес? – удивился он.
- Да, - краснея, ответила мисс Грейнджер. – Я подумала, что, если они отправят вас обратно в тюрьму, вы могли бы мне писать… если захотите. Вы, конечно, не обязаны и ничего подобного в этом роде… Возможно, я веду себя глупо. А если они освободят вас… вы будете знать, где я живу на тот случай, если…
- Если мне понадобится помощь в разгадывании кроссворда, - закончил зельевар.
- Именно, - улыбнулась девушка и посмотрела на Альберта, терпеливо ждущего ее у двери. – Что ж, до свидания, профессор Снейп. Желаю вам удачи. Я знаю, что вы не хотите свободы, но все равно надеюсь, что вам ее дадут.
Гермиона протянула собеседнику руку, и он крепко сжал ее пальцы в своих ладонях.
- Спасибо, мисс Грейнджер. За все, что вы делали эти месяцы. Я действительно благодарен.
Глаза девушки наполнились слезами.
- Не за что. Я делала это с удовольствием.
Помедлив, он разорвал их импровизированное рукопожатие, и Гермиона направилась к выходу. Но прежде, чем она успела переступить порог, мужчина окликнул ее:
- Нет! Подождите!
Северус подлетел к ней и вновь схватил за руку.
- Гермиона, - прошептал он, - мне нужно знать: у меня есть что-то, ради чего стоит быть свободным?
Его взгляд блуждал по ее лицу, и впервые в жизни девушка сумела прочесть выражение его глаз. В них сквозило отчаяние.
- Да, Северус, - едва слышно сказала она и коснулась ладонью его груди. – Есть. Ты знаешь, что есть.
На несколько секунд они застыли, глядя друг другу в глаза.
Альберт выразительно прокашлялся.
Гермиона высвободила свою руку и отступила на несколько шагов. Она чувствовала себя так, словно ее сердце вот-вот разлетится на тысячи осколков. Бросив на зельевара прощальный взгляд, она выскочила в коридор. По щекам ее текли слезы.


Глава 6

Северус обвел взглядом зал суда и с неудовольствием отметил, что от зрителей в нем негде протолкнуться. Поначалу его скромная персона не привлекала особого внимания, но как только в «Пророке» вышла статья о поддельных воспоминаниях, народ стал шастать на заседания как в театр. Радовало только то, что сегодня мучиться придется в последний раз. Сегодня Визенгамот вынесет свой приговор, и ему больше не придется развлекать праздных зевак, глазеющих на него со всех сторон.
Хотя, первый день судебного процесса был даже забавен. Чертовски здорово было наблюдать вытянувшиеся физиономии Гарри и Джинни Поттеров, когда они услышали, что воспоминания о Лили Эванс – фальшивка. Пожалуй, этот момент стоил всего того, что ему пришлось испытать после финальной битвы. Но еще веселей Северусу стало, когда судебный пристав объявил, что проверкой воспоминаний занималась мисс Грейнджер. Поттеры посмотрели на свою подругу как на врага народа, а Гермиона, спрятавшись за завесой непокорных кудряшек, попыталась сделать вид, что ее вообще тут нет. Нетрудно было догадаться, что больше всего на свете девушке хотелось провалиться сквозь землю. На секунду Снейп даже испытал угрызения совести, ведь именно из-за него у нее будут проблемы с друзьями. Но в следующий момент Гермиона лучисто ему улыбнулась, и зельевар почувствовал себя абсолютно счастливым.
Второй день был целиком и полностью посвящен воспоминаниям об Альбусе Дамблдоре и посему стал весьма многообещающим. Многие члены Визенгамота дружили с покойным директором и не могли не проникнуться историей о его жертвенной смерти. В этот день обвинение осталось ни с чем, и в груди Северуса впервые за долгое время затеплилась надежда. Он действительно начал верить, что вскоре станет свободным человеком, а ночью долго не мог заснуть, размышляя о том, какая жизнь ждет его за тюремными стенами. Теперь эти мысли совсем не пугали. Наоборот, он с нетерпением ждал счастливого финала, когда его оправдают, когда он выйдет из зала суда без охраны и, конечно же, поцелует свою Гермиону.
Однако в среду все вновь пошло наперекосяк. Очевидно, обвинению надоело смотреть на растекающийся сладкими соплями Визенгамот, и они подняли вопрос возвращения Снейпа к свету. Поскольку его неземная любовь к Лили Эванс оказалась сплошной фикцией, эта тема снова стала актуальной. И на этот раз удача повернулась к зельевару спиной, так как сожаление и раскаяние не показались суду весомыми аргументами. Его адвокаты, как могли, убеждали Визенгамот, что эта тема не имеет никакого отношения к убийству Дамблдора и не подлежит обсуждению, но их доводы оказались безуспешными. Заседание шло своим чередом, и с каждым новым вопросом надежда Северуса обрести свободу становилась все меньше и меньше.
В тот день Гермиона выглядела встревоженной, и это тоже не могло не усиливать его страхи. Благодаря газетам и волшебному радио она неплохо изучила настроение общественности. Следовало признать, у девушки могли быть все причины для беспокойства.
Когда обвинение и защита закончили дискуссию, зельевар склонил голову, позволяя волосам скрыть его лицо, и незаметно проследил взглядом за Гермионой. Сегодня она была особенно хороша: вместо привычной копны непокорных волос ее милое личико обрамляли аккуратные локоны, да и наряд она, должно быть, подбирала очень долго. Во время своего последнего посещения Азкабана она выглядела так же потрясающе. Быть может, она делала это в надежде, что его освободят?
Объявили перерыв, и члены Визенгамота удалились обсуждать его дело. Северус, не спуская глаз с Гермионы, медленно поднялся с места. Девушка подарила ему привычную неуверенную улыбку, и он кивнул в ответ. В ту же секунду к зельевару приблизился Альберт, и вместе они прошествовали в маленькую комнатку, прилегавшую к залу суда. Именно здесь им следовало ждать конца перерыва.
- Принести тебе что-нибудь поесть, Северус? Или чашку кофе? – заботливо спросил охранник.
- Не надо, спасибо. У меня что-то нет аппетита, - покачал головой Снейп и принялся мерить шагами комнату.
- Тебе нужно поддерживать силы, - настаивал Альберт.
Зельевар остановился на половине шага и нахмурился. Четыре месяца назад ничто не могло поколебать его спокойствие: ему было абсолютно наплевать, объявят его невиновным или упрячут обратно за решетку. Тогда его волновала только потеря палочки, теперь же на кону стояло гораздо большее. Разумеется, он до сих пор хотел вернуть свою магию, но еще сильнее он хотел Гермиону Грейнджер. Если он вновь окажется в тюрьме, с этой девушкой придется распрощаться. Четыре месяца назад подобная ситуация показалась бы ему смехотворной, однако сейчас он пребывал в отчаянии.
Глаза Альберта хитро поблескивали за стеклами маленьких круглых очков.
- Не знаю, послужит ли это утешением, - сказал он, понижая голос до трагического шепота, - но на этой неделе молодая леди несколько раз просила разрешения навестить тебя, но ей отказывали.
Северус сложил руки на груди и сердито посмотрел на пожилого охранника.
- Какая еще молодая леди?
Альберт возвел глаза к потолку.
- Северус Снейп, прекрати валять дурака! Я не слепой и не глухой. И я был счастливо женат, пока моя жена, да будет земля ей пухом, не покинула этот свет. Я прекрасно знаю, как выглядит любовь!
Зельевар посмотрел на него со смесью изумления и ужаса.
- Ты прекрасно знаешь, как выглядит что?
- Любовь! Любовь, старая глупая летучая мышь! Я же вижу, как она смотрит на тебя. И я вижу, как смотришь на нее ты, когда думаешь, что никто этого не замечает.
Несколько мгновений Северус пристально смотрел на охранника, но, так и не придумав достойного ответа, молча признал поражение.
Рухнув в ближайшее кресло, мужчина устало потер переносицу.
- Все безнадежно, Альберт. Меня осудят за убийство или, как им больше нравится, умерщвление, и я вернусь обратно в Азкабан. Я не хочу заставлять красивую умную молодую женщину хлопотать вокруг меня и чахнуть от тоски. Добрее с моей стороны было бы отвергнуть ее, отпустить на все четыре стороны.
Альберт тряхнул головой и раздраженно на него посмотрел.
- Я думаю, молодая леди сама разберется, что ей делать, а что – нет. И если ей хочется чахнуть от тоски, она будет это делать вне зависимости от твоего мнения.
Северус вновь не нашел, что ответить, и они угрюмо молчали, пока за дверью не объявили конец перерыва.

URL
2011-04-08 в 18:20 

Journey-Long
...узрел Красу на троне я и взгляд ее в себя вобрал, как вдох случайный.
Войдя в зал суда, зельевар сразу окинул взглядом лица членов Визенгамота, но по ним мало что можно было прочитать. По большей части судьи не выглядели ни довольными, ни разочарованными, что наводило на мысль о некоем компромиссе, достигнутом в процессе обсуждения. Скорее всего, без тюремного заключения не обойдется, но оно вполне могло оказаться небольшим. Северус поймал извиняющийся взгляд Кингсли Шэклболта, намеревавшегося зачитать приговор, и укрепился в своих подозрениях. Отчаявшись найти в этом зале хоть что-то, вселяющее оптимизм, Снейп посмотрел на Гермиону. Девушка нервно кусала губы и бессознательно теребила край мантии. Когда министр начал говорить, она закрыла лицо руками.
- По мнению Визенгамота подсудимый не может быть обвинен в убийстве Альбуса Дамблдора ввиду неопровержимых доказательств спланированности этого акта, участия ныне покойного в разработке плана и согласия реализовать этот план.
Среди зрителей начались оживленные переговоры, а к Северусу на миг вернулась надежда.
- Однако, - продолжил Кингсли, повышая голос, - мы не можем игнорировать тот факт, что жизнь Альбуса Дамблдора все же была прервана. Доселе в Британии не было прецедентов, когда один волшебник убивал другого при подобных обстоятельствах. И хотя Визенгамот находит разумным все, сказанное в защиту Северуса Снейпа, подобный поступок не может остаться абсолютно безнаказанным. Посему у нас не остается другого выбора, кроме как признать подсудимого виновным в умерщвлении.
Шум в зале усилился, и Снейп нашел взглядом Гермиону. Девушка застыла, прижав руку ко рту, в глазах ее плескался ужас. А он смотрел на нее, на эту ведьмочку, забравшую его душу, и чувствовал, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Те несколько секунд, что остались до конца приговора, показались ему часами.
- Таким образом, мы приговариваем подсудимого к пяти годам заключения в Азкабане, учитывая три года, которые он провел в ожидании судебного процесса. Дело закрыто.
Словно во сне, Северус поднялся на ноги. В голове было до странности пусто. Краски померкли, а звуки исчезли. Только мысль о том, что он потерял ее, все еще отдавалась в мозгу. Его вымученный и долгожданный счастливый финал только что ускользнул из его пальцев.
Кингсли Шэклболт решительно ударил судейским молотком, и в зале начался хаос. То и дело раздавались вспышки репортерских камер, часть зрителей, считая приговор справедливым, аплодировала судьям, кто-то верил в невиновность Снейпа и орал об этом во всю глотку, а кто-то, наоборот, возмущался излишней мягкостью наказания.
Но вдруг весь шум и крики заглушило надрывное «Нет!», и Северус увидел Гермиону, которая, расталкивая людей, отчаянно пробиралась в нему. Ведьмы и волшебники недовольно смотрели ей вслед, а она, ни на что не обращая внимания, подлетела к нему и, перебравшись через деревянный барьер, отделявший зельевара и его охранников от остальных людей, повисла на его шее.
Наплевав на то, что на них смотрят сотни людей и, уж тем более, не беспокоясь о том, что они подумают, Северус зарылся руками в великолепные каштановые локоны и поцеловал девушку, страстно и безумно, как будто она была единственной женщиной на свете, а он прощался с ней навсегда. В зале воцарилась абсолютная тишина, перебиваемая лишь щелканьем камер нерастерявшихся репортеров. Снейп мог дать руку на отсечение, что этот поцелуй надолго займет первые полосы газет, но его это совершенно не трогало. Его вообще ничто не волновало, кроме девушки, прижавшейся к нему, ее теплых губ и блестящих прядей, в которых запутались его пальцы. Разве могло быть что-то важнее?
А в следующий момент в толпе начался взволнованный ропот, и зельевар почувствовал, как на его предплечье опустилась чья-то твердая рука.
- Северус, - прошипел Альберт, - нам нужно уйти, пока здесь не начались беспорядки.
Северус неохотно отстранился от Гермионы и увидел, что глаза ее полны слез.
- Я буду ждать тебя, - всхлипывая, сказала она.
- Гермиона, - прошептал он, - два года – это очень долго.
- Мне плевать, - решительно ответила девушка, все еще обнимая его за шею. – Я готова ждать тебя хоть десять лет, Северус Снейп.
Охранники мягко, но настойчиво оторвали их друг от друга, но зельевар продолжал вглядываться в ее лицо.
- Я буду писать тебе. Так часто, как только можно.
- А я буду приходить каждую неделю, - сквозь слезы произнесла Гермиона.
- Я буду думать о тебе каждый день, каждую минуту, - сказал он перед тем, как охранники вывели его из зала.
Когда дверь за ними закрылась, скрывая Гермиону и беснующуюся толпу, перед глазами Снейпа возник чуть ли не светящийся от радости Альберт.
- Я же тебе говорил, - довольно сказал он.
А по дороге в Азкабан Северус думал о том, что два года, на самом деле, не так уж и много, если знаешь, что в итоге тебя ждет что-то хорошее.

The End

URL
   

go-getter's diary

главная